五代 Пять династий

顧敻《荷葉杯•春盡小庭》

顧敻(五代)

《荷葉杯•春盡小庭花落》

其一

春盡小庭花落,寂寞。
凭檻斂雙眉,忍教成病憶佳期。
知麼知,知麼知。

ГУ СЮН (эпоха Пяти династий)

НА МЕЛОДИЮ «ХЭЕБЭЙ»

I

Кончилась весна…
В маленьком дворике цветы опали –
Тоскливо-печально.

Прислонившись к перилам, стою, хмурю брови,
Как стерпеть, что от воспоминаний о днях счастливых,
Стала больною!
Узнайте ж, узнайте,
Узнайте ж, узнайте!

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2020.

五代 Пять династий

顧敻《荷葉杯•歌發誰家》

顧敻 (五代)

《荷葉杯•歌發誰家筵上》

其二

歌發誰家筵上?寥亮。
別恨正悠悠,蘭釭背帳月當樓。
愁麼愁,愁麼愁。

ГУ СЮН (эпоха Пяти династий)

НА МЕЛОДИЮ «ХЭЕБЭЙ»

II

Песню поют,
В чьём дворе, на пиру́?
Чистая, звонкая –
Досады разлуки в ней
Та́к много!

Масляный светильник,
За спиною – полог,
Терем
Светом луны наполнен –
Печально, та́к печально,
Печально, та́к печально!

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2020.

五代 Пять династий

顧敻《荷葉杯•弱柳好花》

顧敻 (五代)

《荷葉杯•弱柳好花盡拆》

其三

弱柳好花盡拆,晴陌。
陌上少年郎,滿身蘭麝撲人香。
狂麼狂,狂麼狂。

ГУ СЮН (эпоха Пяти династий)

НА МЕЛОДИЮ «ХЭЕБЭЙ»

III

И нежные ветви ивы,
И цветы красивые –
Все обломали.
Над межою небо ясно,
На меже – юных лет господин:
С головы до ног от него аромат людям в нос ударяет
Орхидеи и мускуса –
Какой же он глупый,
Какой же он глупый!

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2020.

五代 Пять династий

顧敻《荷葉杯•記得那時》

顧敻 (五代)

《荷葉杯•記得那時相見》

其四

記得那時相見,膽戰。
鬢亂四肢柔,泥人無語不擡頭。
羞麼羞,羞麼羞。

ГУ СЮН (эпоха Пяти династий)

НА МЕЛОДИЮ «ХЭЕБЭЙ»

IV

Помню то время, когда увиделись мы с вами –
Испугалась тогда, вся дрожала.
Руки и ноги мягкими стали,
Словно глиняная кукла, молчала,
Голову не поднимая –
Стеснялась, та́к стеснялась,
Стеснялась, та́к стеснялась!

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2020.

五代 Пять династий

顧敻《荷葉杯•夜久歌聲》

顧敻 (五代)

《荷葉杯•夜久歌聲怨咽》

其五

夜久歌聲怨咽,殘月。
菊冷露微微,看看濕透縷金衣。
歸麼歸,歸麼歸。

ГУ СЮН (эпоха Пяти династий)

НА МЕЛОДИЮ «ХЭЕБЭЙ»

V

Ночью глубокой в звуках песни –
Обида и плач,
В небе –
Ущербная луна.
На хризантеме –
Стылой росы́
Капли мелкие-мелкие:
Смотри-посмотри –
На́сквозь промокло, золотом шитое платье!
Возвращайся же, возвращайся,
Возвращайся же, возвращайся!

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2020.

五代 Пять династий

顧敻《荷葉杯•我憶君詩》

顧敻 (五代)

《荷葉杯•我憶君詩最苦》

其六

我憶君詩最苦,知否?
字字盡關心,紅箋寫寄表情深。
吟麼吟,吟麼吟。

ГУ СЮН (эпоха Пяти династий)

НА МЕЛОДИЮ «ХЭЕБЭЙ»

VI

Я думаю о вас, и стих мой горек –
Вы знаете об этом или нет?
В нём слово каждое полно любовью!

На красной бумаге написала письмо,
Чувства глубокие  выражая в нём.

Прочитайте же, прочитайте!
Прочитайте же, прочитайте!

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2020.

五代 Пять династий

顧敻《荷葉杯•金鴨香濃》

顧敻 (五代)

《荷葉杯•金鴨香濃鴛被》

其七

金鴨香濃鴛被,枕膩。
小髻簇花鈿,腰如細柳臉如蓮。
憐麼憐,憐麼憐。

ГУ СЮН (эпоха Пяти династий)

НА МЕЛОДИЮ «ХЭЕБЭЙ»

VII

Золотой курильницы аромат густой,
Одеяло расшито мандаринками –
А на подушке, та́к тоскливо ей!

Маленький узел воло́с,
Цветных украшений много,
Талия – будто тонкая ива,
Щёчки – как будто лотос.

Жаль её, как же жаль,
Жаль её, как же жаль!

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2020.

Одеяло, расшитое мандаринками — т.е., расшитое изображениями уточек-неразлучников, символизирующих супружескую верность.

五代 Пять династий

顧敻《荷葉杯•曲砌蝶飛》

顧敻 (五代)

《荷葉杯•曲砌蝶飛煙暖》

其八

曲砌蝶飛煙暖,春半。
花發柳垂條,花如雙臉柳如腰。
嬌麼嬌,嬌麼嬌。

ГУ СЮН (эпоха Пяти династий)

НА МЕЛОДИЮ «ХЭЕБЭЙ»

VIII

Крутые ступени, бабочки летают, тёплая дымка –
Весна прошла уже до половины.
Цветы распустились,
Ветви на ивах поникли.

Цветы – паре щёчек подобны,
Ветви – словно талия тонкая:
Нежные, какие нежные,
Нежные, какие нежные!

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2020.

五代 Пять династий

顧敻《荷葉杯•一去又乖》

顧敻 (五代)

《荷葉杯•一去又乖期信》

其九

一去又乖期信,春盡。
滿院長莓苔,手挼裙帶獨徘徊。
來麼來,來麼來。

ГУ СЮН (эпоха Пяти династий)

НА МЕЛОДИЮ «ХЭЕБЭЙ»

IX

Ушла, и снова,
Нарушила данное слово –
Закончилась весна.
Заполонил весь двор
Разросшийся всюду мох.

Тереблю в руках
Завязки на юбке –
Бесцельно, одна,
Брожу я.

Приди же, приди,
Приди же, приди!..

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2020.

五代 Пять династий

歐陽炯《女冠子•秋宵秋月》

歐陽炯 (895 – 971)

《女冠子•秋宵秋月》

秋宵秋月,一朵荷花初發,照前池。
搖曳熏香夜,嬋娟對鏡時。
蘂中千點淚,心里萬條絲。
恰似輕盈女,好風姿。

ОУЯН ЦЗЮНЬ (895 – 971)

НА МЕЛОДИЮ «НЮГУАНЬЦЗЫ»

Осенняя ночь, осенняя луна,
Цветы на лотосе начали распускаться –
Озаряют всё у пруда́.

Разносится аромат в ночи́ –
Красивая-изящная у зеркала сидит.
В бутонах глаз её – тысячи капелек слёз,
На сердце – десятки тысяч нитей:
Точь-в-точь, как лёгкая, гибкая девушка,
С хорошими манерами
И лицом красивым…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2020.

五代 Пять династий

歐陽炯《西江月•月映長江》

歐陽炯 (895 – 971)

《西江月•月映長江秋水》

月映長江秋水,分明冷浸星河。
淺沙汀上白雲多,雪散幾叢蘆葦。
扁舟倒影寒潭,煙光遠罩輕波。
笛聲何處響漁歌,兩岸蘋香暗起。

ОУЯН ЦЗЮНЬ (895 – 971)

НА МЕЛОДИЮ «СИЦЗЯН ЮЭ»

Лунные блики сияют
На осенних во́дах Вечной Реки,
Видно, как тонут холодные звёзды
Реки Небесной.
Много белых облаков
Над отмелью песчаною сошлись,
Снег перестал,
И за́росли тростника стали заметны.

Тень лодочки-щепки
В пучину холодную опрокинута,
Туманный свет
Лёгкие волны накрыл вдалеке.
Под звуки флейты
Где-то песня рыбачья слышится,
А у́ берегов –
Ряски аромат,
Неясный,
В темноте…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2020.

Вечная Река – река Янцзы.
Небесная Река – галактика Млечный Путь.

五代 Пять династий

歐陽炯《菩薩蠻•翠眉雙臉》

歐陽炯 (895 – 971)

《菩薩蠻•翠眉雙臉新妝薄》

翠眉雙臉新妝薄,幽閨斜卷青羅幕。
寒食百花時,紅繁香滿枝。
雙雙梁燕語,蝶舞相隨去。
腸斷正思君,閑眠冷繡茵。

ОУЯН ЦЗЮНЬ (895 – 971)

НА МЕЛОДИЮ «ПУСАМАНЬ»

Подведённые брови, на щёчках обеих – свежих румян слой тонкий:
В спальне укромной чуть приподнят шёлковый полог зелёный.
Дни холодной пищи – ста цветов время цветенья:
Множество красных, ароматом заливают ветви.

Па́рами-па́рами, под стропилами щебечут ласточки,
Неразлучные, куда-то вдаль улетают, танцуя, бабочки.
А тут, душа обрывается, как подумаю о господине –
Ненужная, сплю на холодной циновке расшитой…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2020.

В спальне укромной – спальня красавицы.
Дни холодной пищи – весенний праздник, дни, когда запрещено разводить огонь. Отмечается в первой половине третьего лунного месяца (начало апреля).

五代 Пять династий

孫光憲《謁金門•留不得》

孫光憲 (900 – 968)

《謁金門•留不得》

留不得,留得也應無益。
白紵春衫如雪色,揚州初去日。
輕別離,甘拋擲,江上滿帆風疾。
卻羨彩鸞三十六,孤鸞還一隻。

СУНЬ ГУАН-СЯНЬ (900 – 968)

НА МОТИВ «ЕЦЗИНЬМЭНЬ»

Удержать невозможно,
Да и удерживать, тоже, должно быть, нет пользы:
В тонком весеннем платье, цве́та сне́га,
Только что день назначил – в Янчжо́у ехать.

Чтобы легче было расставаться,
Выбросить хочу воспоминанья.

А на реке, парусами полной,
Ветер, как вихорь, грозный.

Всё ж завидую тридцати шести ярким мандаринкам –
Ведь я, по-прежнему, одинока – сирая луа́нь-птица…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2020.

В платье белом, как снег – соискатели учёной степени, не получившие её, надевали платье белого цвета.
Луа́нь (миф.) – птица с ярким оперением. Здесь иносказательно: покинутая возлюбленная.

五代 Пять династий

李洵《菩薩蠻•迴塘風起》

李洵 (五代)

《菩薩蠻•迴塘風起波紋細》

迴塘風起波紋細,刺桐花里門斜閉。
殘日照平蕪,雙雙飛鷓鴣。
征帆何處客?相見還相隔。
不語欲魂消,望中煙水遙。

ЛИ СЮНЬ (эпоха Пяти династий)

НА МЕЛОДИЮ «ПУСАМАНЬ»

У пруда́ изогнутого ветер поднялся – волны в узорах тонких,
Под цветами красными уту́на колючего на засо́в закрыты ворота.
Гаснущее солнце тра́вы на равнине озаряет,
Пара за парой летят над травами куропатки.

Вдаль уплывающий парус, где будет гостить?
Смотрим друг на друга, друг с другом разлучены.
Сло́ва не вымолвлю – вот-вот оборвётся душа,
Перед глазами – туман над водою и даль…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2020.

Уту́ун колючий (эритрина индийская, Erythrina indica Lam.  – тропическое дерево, цветёт красными цветами, бутоны напоминают крупные колючки.

五代 Пять династий

魏承斑《菩薩蠻•羅衣隱約》

魏承斑 (? – 925)

《菩薩蠻•羅衣隱約金泥畫》

羅衣隱約金泥畫,玳筵一曲當秋夜。
聲戰覷人嬌,雲鬟裊翠翹。
酒醺紅玉軟,眉翠秋山遠。
綉幌麝煙沉,誰人知兩心?

ВЭЙ ЧЭН-БАНЬ (? – 925)

НА МЕЛОДИЮ «ПУСАМАНЬ»

На шёлковом платье рисунок золотом смутно виднеется,
На роскошном пиру песни поёт она этой ночью осеннею.
Голос слегка дрожит, из-под век опущенных нежно смотрит,
В туче волос – мягкие бирюзовые перья зимородка.

От вина чуть-чуть захмелела «алая яшма» нежная,
Брови бирюзовые – словно далёкие горы осенние.
За пологом расшитым, сильный мускуса аромат,
Кто узнает, о чём два сердца за пологом говорят?..

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2020.

«Алая яшма» – иносказательно о красавице.

五代 Пять династий

李珣《定風波•雁過秋空》

李珣 (五代)

《定風波•雁過秋空夜未央》

雁過秋空夜未央,隔窗煙月鎖蓮塘。
往事豈堪容易想,惆悵。故人迢遞在瀟湘。
縱有回文重疊意,誰寄?解鬟臨鏡泣殘妝。
沉水香消金鴨冷,愁永。候虫聲接杵聲長。

ЛИ СЮНЬ (эпоха Пяти династий, 907 – 960)

НА МЕЛОДИЮ «ДИНФЭНБО»

Клин перелётных гусей
В осенней пустоте
Уже пролетел,
А всё не кончается ночь.
Туман луну сковал и лотосовый пруд –
Там, за окном.
О былом,
Разве можешь с лёгкостью вспоминать? –
Грусть да печаль:
Старый друг далеко-далёко –
У рек Сяо и Сян.

Пусть даже было бы у меня
«Кругово́е письмо»,
Со многими смыслами,
Ему, кто́ передаст его?

Распустив узел воло́с,
Стою у зеркала –
Потоки слёз
Смывают
Румяна.
Рассеялся
Курильниц аромат –
Остыла «уточка золотая».
Лишь бесконечен стрёкот цикад,
Да стуки валька́,
Которым бельё отбивают…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2020.

В пустоте осенней – иносказательно: в осеннем небе.
Реки Сяо и Сян – реки Сяошуй и Сянцзян в современной провинции Хунань.
«Круговое письмо» – т.е., палиндром. Зд. аллюзия на легенду о некоей Су Хуэй, жившей во времена правления императора Фу Цзяня (338 – 385), основателя некитайского государства Ранняя Цинь (351 – 395), и её муже Доу Тао, согласно которой Су Хуэй сочинила палиндром, когда узнала, что Доу Тао сошёлся с другой, и в котором осуждала того за этот поступок. Доу Тао, прочитав её стихи, был так восхищён талантом своей жены, что вернулся к ней.
«Уточка золотая» – курильница в форме утки.
Стуки валька́ – которым колотят, стирая, летнюю одежду. Примета осени. Неясно, правда, почему, судя по тексту цы,  это делается ночью…

五代 Пять династий

魏承斑《菩薩蠻•羅裾薄薄》

魏承斑 (? – 925)

《菩薩蠻•羅裾薄薄秋波染》

羅裾薄薄秋波染,眉間畫時山兩點。
相見綺筵時,深情暗共知。
翠翹雲鬢動,斂態彈金鳳。
宴罷入蘭房,邀人解珮璫。

ВЭЙ ЧЭН-БАНЬ (? – 925)

НА МЕЛОДИЮ «ПУСАМАНЬ»

Шёлковая юбка тонкая-тонкая, цве́та осенних волн,
Между бровями нарисованы две точки далёких гор.
Когда сидит на циновке с узорной расцветкой,
Глубокие чувства таит – те, что всем известны.

Перья зимородка колышутся на её облаках-локонах,
С видом строгим, играет на цине, фениксами разрисованном.
А окончится пир, войдёт в покои свои ароматные,
И заманит меня – развяжет подвески яшмовые…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2020.

Цинь – струнный музыкальный инструмент.
Развяжет подвески яшмовые – зд. иносказательно: предложит свою любовь.  Подробнее см. ниже в комментарии к переводу цы Сунь Гуан-сяня на мелодию «Линьцзянсян».

五代 Пять династий

孫光憲《臨江仙•暮雨淒淒》

孫光憲 (900 – 968)

《臨江仙•暮雨淒淒深院閉》

暮雨淒淒深院閉,燈前凝坐初更。
玉釵低壓鬢雲橫。
半垂羅幕,相映燭光明。
終是有心投漢珮,低頭但理秦箏。
燕雙鸞耦不勝情。
只愁明發,將逐楚雲行。

СУНЬ ГУАН-СЯНЬ (900 – 968)

НА МЕЛОДИЮ «ЛИНЬЦЗЯН СЯНЬ»

В сумерках дождь, словно слёзы, каплет,
Большой двор закрыт,
У светильника, будто застывшая, сижу в первую стражу –
Яшмовая шпилька сползает вниз,
Облака волос пересекает.

Полуопущен шёлковый полог,
Озаряет его свет свечи светлый.
И хотела бы поднести ему
Ханьскую подвеску,
Да голову опустила –
Только б настроить циньскую цитру.

Ласточки па́рой, па́рой и фениксы –
Невозможно выразить чувства!
Только печалюсь, что небо едва посветлеет,
Он отправится следом за чуской тучкой…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2020.

Сижу в первую стражу – т.е., с семи до девяти часов вечера.
Поднести ханьскую подвеску – если это, иносказательно, означает: «признаться в своих чувствах», то это довольно странно, если вспомнить легенду о двух феях и некоем Чжэне Цзяо-фу, изложенной Лю Сяном (77 – 6) в его «Жизнеописаниях духов и небожителей»: «Две феи реки Чанцзян, не знаю, из каких мест они родом, однажды отправились гулять вдоль пойменного берега реки Хань, и повстречали Чжэна Цзяо-фу. Тот увидел их и обрадовался им, не зная, что это волшебные феи. Обратившись к ним, пал ничком, и сказал: “Я припадаю к вам, прошу ваших подвесок”. <…> Следом за тем, девы развязали подвески и отдали их Цзяо-фу. Цзяо-фу они полюбились, и он спрятал их за пазуху. Потом, пройдя несколько десятков шагов, взглянул на подвески, а за пазухой оказалось пусто – не было там подвесок. Оглянулся на тех двух дев, но и тех не увидел».
(Перевод мой. – В.С.)
См. Лю Сян, «Ле-сянь чжуань», цзюань Первая, «Две феи реки Чанцзян»:
劉向 •《列仙傳• 卷上•江妃二女》: 『江妃二女者,不知何所人也。出游於江漢之湄,逢鄭交甫。見而悅之,不知其神人也。謂其僕曰:「我欲下,請其佩。」……遂手解佩與交甫。交甫悅愛而懷之中當心,趨去數十步,視佩,空懷無佩。顧二女,忽然不見。 』
Циньская цитра – музыкальный инструмент, в 12, также 13 струн, была изобретена Мэн Тянем (? – 210 гг. до н.э.) в княжестве Цинь.
Чуская тучка – аллюзия на оду Сун Юя (290? – 222?)  «Высокие горы Тан» (перевод отрывка см. ниже. – В.С.), в которой волшебная фея обещала являться к князю то в виде тучки, то в виде дождя. Иносказательно о любовном свидании. Зд. в смысле: уйдёт к другой.

宋玉 (290? – 222?)

《高唐賦》

昔者楚襄王與宋玉游於雲夢之台,望高唐之觀,其上獨有雲氣,崪兮直上,忽兮改容,須臾之間,變化無窮。王問玉曰:“此何氣也?”玉對曰:“所謂朝雲者也。”王曰:“何謂朝雲?”玉曰:“昔者先王嘗游高唐,怠而晝寢,夢見一婦人曰:“妾,巫山之女也。為高唐之客。聞君游高唐,願薦枕席。”王因幸之。去而辭曰:“妾在巫山之陽,高丘之阻,旦為朝雲,暮為行雨。朝朝暮暮,陽台之下。’旦朝視之,如言。故為立廟,號曰‘朝雲’。”

СУН ЮЙ (290? – 222?)

ВЫСОКИЕ ГОРЫ ТАН (ОТРЫВОК)
 
Однажды как-то чуский князь Сян-ван с Сун Юем вместе гулять направились к террасе Облачного Сна, смотрели долго на высокие горы Тан, над вершиной которых стояло одинокое облако-дымка, которое то круто вниз срывалось, то поднималось прямо вверх, вдруг изменяя облик свой, в один момент, так изменяясь бесконечно. Сун Юя князь спросил тогда: «Что се за дымка?» Юй князю отвечал: «Наш прежний князь, однажды как-то, гулял в высоких этих Танах, да так устал, что днём прилёг поспать, во сне ж увидел женщину одну, которая ему сказала: «Ничтожная, я дева горы Шаманок, гощу сейчас в высоких этих Танах. Услышала, что Вы гуляете в высоких Танах тоже, хотела б предложить Вам изголовье и циновку». Князь тут же и осчастливил её. Когда ж уходила, напоследок сказала: «Ничтожная живёт на солнечной стороне горы Шаманок, на крутом склоне высокого холма, на рассвете бывает утренней тучкой, на закате проливается дождём. Утро за утром, вечер за вечером спускается с Солнечной террасы». На рассвете утра посмотрели – всё так, как она сказала. Поэтому возвели храм, и назвали его храмом Утренней тучки».
(Перевод с китайского мой – В.С.)

五代 Пять династий

李洵《浣溪沙•紅藕花香》

李洵 (五代)

《浣溪沙•紅藕花香到檻頻》

紅藕花香到檻頻,可堪閑憶似花人,舊歡如夢絕音塵。
翠疊畫屏山隱隱,冷鋪文簟水潾潾,斷魂何處一蟬新?

ЛИ СЮНЬ (эпоха Пяти династий)

НА МЕЛОДИЮ «ХУАНЬСИША»

Красных лотосов цветочный аромат то и дело до перил долетает,
Ненужные воспоминанья о той, что цветку подобна, он вызывает.
Былые радости, словно сон: даже звук голосов и пыль из-под ног исчезли.
На ширме расписной виднеется смутно бирюзовых гор нагроможденье,
На холодной постели – циновка узорная, словно речная вода блестит,
Душа обрывается – никак не пойму, где цикада опять верещит?..

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2020.

Звук голосов и пыль из-под ног исчезли – иносказательно: нет никаких известий о той, что «цветку подобна».

五代 Пять династий

李洵《虞美人•金籠鶯報》

李洵 (五代)

《虞美人•金籠鶯報天將曙》

金籠鶯報天將曙,驚起分飛處。
夜來潛與玉郎期,多情不覺酒醒遲,失歸期。
映花避月遙相送,膩髻偏垂鳳。
卻回嬌步入香閨,倚屏無語撚雲篦,翠眉低。

ЛИ СЮНЬ (эпоха Пяти династий)

НА МЕЛОДИЮ «ЮЙ МЭЙЖЭНЬ»

Иволга в клетке золотой возвещает,
Что рассвет уже скоро –
Испугались: пора разлучаться,
Ведь этой ночью
Условились встретиться тайно
Мы с яшмовым господином –
Но чувств было так много,
Что не заметили,
Что протрезвели мы поздно –
Пропустили срок,
Когда ему возвращаться домой.

Яркие цветы за́стили луну, когда вдаль провожала,
С лоснящихся висков заколка-феникс свисала.
Повернувшись, в спальню ароматную вошла шагами лёгкими,
Молча к ширме прислонилась, вертя в руках гребень облачный,
Подведённые брови
Вниз
Опустив…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2020.

Яшмовый господин — иносказательно: любимый.
Облачный гребень – гребень с волнистым краем пластинки.