宋 Сун

周邦彥《燭影搖紅•芳臉》

周邦彥 (1056 – 1121)

《燭影搖紅•芳臉勻紅》
芳臉勻紅,黛眉巧畫宮妝淺。風流天付與精神,全在嬌波眼。
早是縈心可慣。向尊前、頻頻顧眄。幾回想見,見了還休,爭如不見。
燭影搖紅,夜闌飲散春宵短。當時誰會唱陽關,離恨天涯遠。
爭奈雲收雨散。憑闌干、東風淚滿。海棠開后,燕子來時,黃昏深院。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ЧЖУИН ЯОХУН»

Душистое лицо румянами подкрашено ровно,
Искусно очерчены брови краскою чёрной –
Как у дворцовой служанки, неброский её наряд.
Будто дыханием ветра,
Где-то рядом с небом,
Душу свою обрела:
Вся – в прелестном, как волны, взгляде она.

Давно сердца́ наши связаны были,
Так что друг к другу уже мы привыкли:
За кубком хмельным
Часто-часто
Бросали друг на друга взгляды,
Несколько раз горели желаньем увидеться,
А увидевшись, вновь расставались –
Уж лучше бы не видались!..

Тени свечи́ качаются красной,
Пир ночной окончен – весенняя ночь коротка.
Тогда,
Кто́ мог заранее знать
«Песню о Янгуа́нь» –
Досада разлуки протянулась до края небес вдали,
Что́ теперь делать, коль тучи разошлись и дождь перестал!

Стою́, прислонившись к перилам –
Под ветром восточным слёзы лью:
После того как яблони расцветут,
Ласточкам время придёт прилетать,
А я́,
В сумерках жёлтых, в тенистом саду,
Всё буду стоять…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Янгуань – пограничная застава, располагавшаяся на далёкой северо-западной окраине Китая. Песня об этой заставе символизировала разлуку.
Тучи разошлись и дождь перестал – иносказательно: закончилось любовное свидание.

宋 Сун

周邦彥《還京樂•禁煙近》

周邦彥 (1056 – 1121)

《還京樂•禁煙近》

禁煙近,觸處浮香秀色相料理。正泥花時候,奈何客里,光陰虛費。
望箭波無際,迎風漾日黃雲委。任去遠,中有萬點,相思清淚。
到長淮底,過當時樓下,殷勤為說,春來羈旅況味。堪嗟誤約乖期,向天涯、
自看桃李。想而今,應恨墨盈箋,愁妝照水。怎得青鸞翼,飛歸教見憔悴。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ХУАНЬЦЗИН ЛЭ»

Близится день, когда запрещают разводить огонь:
Везде и всюду
Плывущие ароматы и красота цветов
Помогают друг другу –
Сейчас как раз время, когда цветы опьяняют.
Но, что поделать, если ты гость в чужом кра́е,
И дни, и ночи попусту тратишь!

Долго смотрю, как стрелою проносятся волны,
И нет им предела,
Как под ветром играют на ряби блики солнца,
А в небе
Проплывают жёлтые облака –
Пускай уносятся вдаль,
А с ними
И десять тысяч
Чистых слёз моих тоски о любимой…

Брожу у реки Хуа́й –
Там, где когда-то,
С теремом рядом,
Любезно и мило
Ей говорил я,
Что весной на чужбине
Жить мне придётся.
Как же мо́г я
Случайного уговора нарушить срок!

Теперь вот,
У края небес,
Гляжу одиноко на персик и сливу –
Тоскую ныне:
Должно быть, она́, в досаде,
Тушью лист письма покрывает,
И облик её печальный
В речной воде отражается.

Эх, ка́к получить бы
Зелёного феникса крылья,
Чтоб к ней полететь,
На личико её исхудалое
Посмотреть!..

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

У реки Хуа́й – т.е., у реки Хуайхэ́ на востоке Китая, между реками Янцзы и Хуанхэ́.

宋 Сун

周邦彥《瑞鶴仙•悄郊》

周邦彥 (1056 – 1121)

《瑞鶴仙•悄郊原帶郭》

悄郊原帶郭,行路永,客去車塵漠漠。斜陽映山落,斂餘紅、猶戀孤城闌角。
凌波步弱,過短亭、何用素約。有流鶯勸我,重解繡鞍,緩引春酌。
不記歸時早暮,上馬誰扶,醒眠朱閣。驚飆動幕,扶殘醉,繞紅藥。
嘆西園、已是花深無地,東風何事又惡?任流光過卻,猶喜洞天自樂。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ЖУЙХЭСЯНЬ»

Унылое предместье
Начинается прямо от городских ворот.
Прое́зжая дорога бесконечна,
Уехал гость,
Лишь пыль клубится за повозкой.

Закатное солнце,
Склон горы озаряя, заходит,
Алой зари остатки забрав.
Но цепляется всё же
За кривые перила башенок на стена́х
Сирого городка…

Льдинкой по волна́м
Мягко ступая,
Шла она мимо почтового яма.
К чему, непременно, – сказала, –
Сговариваться нам было зара́не?
Словно трелями иволги меня убеждала
Седло расшитое снова снять,
И не́ торопясь,
Весеннего выпить вина…

Не помню, но вернулся когда,
Уже ранние сумерки пали,
Кто́ подсадил меня на коня – не знаю:
Очнулся от сна я в красных палатах,
Страшный ветер полог раскачивал,
Хмель оставшийся прогнать помогая,
Вкруг пионов кружил.
Вздохнул я у западного окна –
Цветов густых уже нету.
Восточный ветер, зачем ты опять
Зло такое наделал?

Впрочем, пускай течёт себе время, уходит,
Но всё же,
Буду радоваться, в пещере бессмертных себя веселя…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Почтовая станция – в древности, через каждые пять ли от города стоял павильон для отдыха проезжающих.
Красные палаты – т.е., дом певички.
Пещера бессмертных – так приверженцы даосизма называли места обитания бессмертных. Зд. иносказательно о своём мирке.

宋 Сун

周邦彥《拜星月慢•夜色》

周邦彥 (1056 – 1121)

《拜星月慢•夜色催更》

夜色催更,清塵收露,小曲幽坊月暗。竹檻燈窗,識秋娘庭院。
笑相遇,似覺瓊枝玉樹相倚,暖日明霞光爛。水眄蘭情,總平生稀見。
畫圖中、舊識春風面。誰知道、自到瑤台畔。眷戀雨潤雲溫,
苦驚風吹散。念荒寒、寄宿無人館。重門閉、敗壁秋虫嘆。
怎奈向、一縷相思,隔溪山不斷。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «БАЙСИНЪЮЭ МАНЬ»

Краски ночи торопят стражу ночную,
Промыв, всю пыль собрала роса,
Над улочками кривыми и глухим переулком
Тускло светит луна.

Бамбуковые перила, светильник в окне –
Узнаю́ жилище Цю-ня́н.
Улыбалась, когда встретились с ней,
А я
Почувствовал, словно ветви из нефрита алого
С яшмового дерева прикоснулись ко мне,
Или тёплым днём светлая заря ярко засияла.
Глаза её – словно волны, чувства – что орхидея,
За целую жизнь ре́дко такую встретишь!

Лишь на рисунке
Весеннее личико прежде мне было знакомо,
Кто́ мог подумать,
Что сам окажусь я возле нефритовых чертогов?
Вспоминаю с любовью, как «дождём проливалась тёплая тучка»,
И горько, что яростный ветер
Ту тучку развеял…

Думаю, ка́к же пустынно и холодно –
Будто бы стал на ночлег в безлюдном подворье:
Двойные ворота плотно закрыты,
В стенах, разбитых,
Сверчки осенние плачут.

Но, ка́к так случилось,
Что ниточка дум моих о любимой,
Не рвётся,
Хоть нас разделяют и реки, и горы?..

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Стражу торопят – в древности в Китае, начиная с семи часов вечера до пяти часов утра, с промежутком в два часа, сторожа били в колотушки. Зд. в значении «торопят рассвет».
Цю-нян – иносказательно о певичке.
«Дождём проливалась тёплая тучка» – со времени написания Сун Юем (290? – 222?) своей оды «Горы высокие Тан», едва ли не самая частая аллюзия на любовное свидание в китайской поэзии.

宋 Сун

周邦彥《憶舊游•記愁橫淺》

周邦彥 (1056 – 1121)

《憶舊游•記愁橫淺黛》

記愁橫淺黛,淚洗紅鉛,門掩秋宵。墜葉驚離思,聽寒螿夜泣,亂雨瀟瀟。
鳳釵半脫雲鬢,窗影燭光搖。漸暗竹敲涼,疏螢照晚,兩地魂消。
迢迢,問音信,道徑底花陰,時認鳴鑣。也擬臨朱戶,嘆因郎憔悴,羞見郎招。
舊巢更有新燕,楊柳拂河橋。但滿目京塵,東風竟日吹露桃。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ИЦЗЮЮ»

Помню, печаль сковала брови в краске поблекшей,
Слёзы смочили румяна и пудру,
Заперты двери были ночью осенней.
Листва, опадая, тревожила мысль о разлуке.

Озябших цикад слышался плач ночной,
Дождь шумел моросящий.
Шпилька-феникс едва не выпала из тучи волос,
За окном, в свете свечи, тени качались.

Мало-помалу, во мраке, бамбук застучал холодный,
Редкие светлячки ночь освещали.
Врозь мы сегодня,
И душу, как будто бы потеряли.

Далеко он далёко.
Вестей бы о нём узнать,
Да цветами укрыты дороги и тропы,
Лишь изредка слышу, как позвякивают удила.

Хотела бы возле красных ворот постоять,
Вздыхая, что из-за любимого чахну,
И стыжусь я самой себя,
Если любимый снова поманит.

Ивы мост у реки подметают.
В старые гнёзда снова ласточки прилетели.
Только взор застилает пыль городская,
А ветер восточный целыми днями,
С цветущего персика росу сдувает…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

宋 Сун

周邦彥《隔浦蓮近拍•新篁》

周邦彥 (1056 – 1121)

《隔浦蓮近拍•新篁搖動翠葆》

中山縣圃姑射亭避暑作

新篁搖動翠葆,曲徑通深窈。夏果收新脆,金丸落,驚飛鳥。
濃靄迷岸草。蛙聲鬧,驟雨鳴池沼。
水亭小。浮萍破處,帘花檐影顛倒。綸巾羽扇,困臥北窗清曉。
屏里吳山夢自到。驚覺,依然身在江表。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ГЭПУЛЯНЬЦЗИНЬ ПАЙ»

СОЧИНИЛ В УЕЗНОМ ПАРКЕ БЛИЗ ГОР ЧЖУНШАНЬ,
В ПАВИЛЬОНЕ ГУШЭТИН, СПАСАЯСЬ ОТ ЖАРЫ

Бамбук молодой листвой изумрудно-густою качает,
Извилистой тропкой иду в глухое укромное место,
Чтоб летних плодов набрать свежих-хрустящих.

«Золотые пули» опадают,
Пролетающих птиц пугая.
В тумане густом еле ви́дны прибрежные тра́вы,
Лягушки, квакая, галдят,
Под шум дождя, что вдруг пролился над прудами.

Невелик на пруду павильон.
Там, где ряски разорван ковёр,
Занавески цветные
И тень от карниза
В воде отразились.

С веером в руке, в повязке головной,
Утомлён,
Лежу у северного окна на рассвете.
До горы Ушань, что на ширме, во сне я дошёл,
А проснувшись в испуге,
Понял вдруг ясно,
Что, по-прежнему, я
В Цзяннани…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

«Золотые пули» – плоды хурмы (Diospyros armata) напоминающие по форме пули.

宋 Сун

周邦彥《少年游•朝雲漠漠》

周邦彥 (1056 – 1121)

《少年游•朝雲漠漠散輕絲》

朝雲漠漠散輕絲,樓閣淡春姿。
柳泣花啼,九街泥重,門外燕飛遲。
而今麗日明金屋,春色在桃枝。
不似當時,小樓沖雨,幽恨兩人知。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ШАОНЯНЬЮ»

Утренние тучи безбрежны-бескрайни, тонкими нитями сеялся дождь,
Был бледен весенний вид
Вкруг терема за окном:
Ивы беззвучно плакали, цветы рыдали навзрыд,
Грязь толстым слоем лежала на всех улицах девяти,
Ласточки за ворота улететь не могли.

А ныне – яркое солнце, светло в золотых покоях,
Весна окрасила ветви персиков –
Совсем не так, как было тогда́,
В маленьком тереме,
Под пеленою дождя,
Когда оба узнали мы
Затаённую в сердце печаль…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Девять улиц – иносказательно об улицах города.

宋 Сун

周邦彥《芳草渡•昨夜里》

周邦彥(1056 – 1121)

《芳草渡•昨夜里》

別恨

昨夜里,又再宿桃源,醉邀仙侶。聽碧窗風快,疏帘半卷愁雨。
多少離恨苦,方留連啼訴。鳳帳曉,又是匆匆,獨自歸去。
愁睹。滿懷淚粉,瘦馬沖泥尋去路。謾回首、煙迷望眼,依稀見朱戶。
似痴似醉,暗惱損、憑欄情緒。澹暮色,看盡棲鴉亂舞。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ФАНЦАОДУ»

ДОСАДА РАЗЛУКИ

Прошлой ночью снова
В «Персиковом источнике» ночевал –
Попьянствовать «феи волшебные» пригласили.
За окном с кисеёй изумрудной ветер быстрый свистад,
За занавеской редкой, полуоткрытой,
Дождь шёл печальный –
Насколько ж досада разлуки была горька,
Что, не в силах расстаться,
Жалуясь, в голос пла́кал.
За пологом с фениксами – рассвет, вновь пришёл быстро-нежданно,
А я
В одиночестве
Домой возвращаюсь.

Смотрю печально –
Вся грудь в слезах и пудре,
Тощая кляча месит грязь,
Разыскивая путь обратный.
Неспеша оглянулся назад –
Сквозь смутный туман глядел во все глаза,
Словно помешанный или пьяный…

От мрачной досады устав,
Стою,
К перилам прислонясь,
Не в настроенье,
В сумерках тихих слежу
Как вороны, на ветках гнездясь,
В беспорядке кру́жат…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

«Персиковый источник» – зд. иносказательно о тереме певичек.
«Волшебные феи» – иными словами, певички.

宋 Сун

周邦彥《夜飛鵲•河橋送人》

周邦彥 (1056 – 1121)

《夜飛鵲•河橋送人處》

別情

河橋送人處,涼夜何其。斜月遠墮余輝,銅盤燭淚已流盡,霏霏涼露沾衣。
相將散離會,探風前津鼓,樹杪參旗。花驄會意,縱揚鞭,亦自行遲。
迢遞路回清野,人語漸無聞,空帶愁歸。何意重經前地,遺鈿不見,斜徑都迷。
兔葵燕麥,向斜陽,影與人齊。但徘徊班草,欷歔酹酒,極望天西。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ЕФЭЙЦЮЭ»

ГОРЕЧЬ РАЗЛУКИ

На реке, у моста, любимую провожал,
Как же та ночь была холодна!
Склонившись вдали, луна
Лучи остатние роняла,
В подсвечнике медном уже пролила
Все слёзы свои свеча,
Густая-густая
Холодная роса
Намочила платье.

Собрались и разошлись после пира прощального,
Под ветром прислушивались к звуку барабана на переправе,
А звёзды Шэньци показались уже над макушкой деревьев.
Мой конь чёрно-пегий будто мысли мои понимает –
Даже если взмахну я плетью, всё равно он бредёт еле-еле.

Далёкая-дальняя дорога по тихим просёлкам петляла,
Говор людской постепенно становился чуть слышен,
По пустынным местам я возвращался в печали:
К чему вновь идти туда, где прежде бывали?
Потерянную брошь не найти –
Кривые тропинки туман все укрыл.

Актиния, да овёс…
В косых лучах заходящего солнца
Тени их с человеческой тенью вровень.
Бесцельно брожу по травам разноцветным,
В слезах лью вино на землю,
Вдаль гляжу на запад неба…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Звёзды Шэньци – созвездие Шэнци, в начале осени появляются на небосклоне перед рассветом.
Потерянная брошь – иносказательно о любимой.

宋 Сун

周邦彥《解連環•怨懷無托》

周邦彥 (1056 – 1121)

《解連環•怨懷無托》

怨懷無托,嗟情人斷絕,信音遼邈。縱妙手、能解連環,似風散雨收,
霧輕雲薄。燕子樓空,暗塵鎖、一床弦索。想移根換葉,盡是舊時,手種紅藥。
汀洲漸生杜若。料舟移岸曲,人在天角。謾記得、當日音書,把閑語閑言,
待總燒卻。水驛春回,望寄我、江南梅萼。拼今生,對花對酒,為伊淚落。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ЦЗЕЛЯНЬХУАНЬ»

Обиду тайную некому мне поверить,
Как жаль, что с любимой порваны отношенья –
Весточки-пи́сьма где-то далёко-далёко.
Пусть бы даже был я искусен,
И сумел разомкнуть соединённые кольца,
Но ведь после того, как ветер затих и дождь перестал,
Остаётся лёгкая дымка и редкие облака…

Терем Ласточки опустел,
Тёмная пыль замо́к покрыла.
На подставке лежит музыкальный инструмент –
Похоже, «пересадили корень, сменились листья».
Повсюду – всё, как и прежде,
Даже пион, что посадила рукой своею…

На отмели песчаной, мало-помалу,
Разрослись ароматные тра́вы.
Наверное, в лодке она плывёт
Вдоль извилистых берегов,
И теперь уж у неба в углу самом дальнем.
И вспоминать мне о ней напрасно:
Тех дней письма её и слова –
Всё это речи пустые, да праздная болтовня –
Уж лучше б дождалась, когда я сгорю дотла.

На станцию почтовую у реки вернулась весна,
Жду, что пришлёт мне она
Из Цзяннани бутон мэйхуа:
Жизнь такая мне не нужна –
Среди цветов, за вином –
Слёзы роняю я и́з-за неё

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Разомкнуть соединённые кольца – аллюзия на эпизод из «Планов сражающихся царств». См. 《戰國策·齊策六》.
Терем Ласточки – зд. иносказательно о доме, где жила любимая.
Пересадили корень, сменились листья – иными словами, любимая уехала.

宋 Сун

周邦彥《齊天樂•綠蕪凋盡》

周邦彥 (1056 – 1121)

《齊天樂•綠蕪凋盡台城路》

秋思

綠蕪凋盡台城路,殊鄉又逢秋晚。暮雨生寒,鳴蛩勸織,深閣時聞裁剪。雲窗靜掩。嘆重拂羅裀,頓疏花簟。尚有綀囊,露螢清夜照書卷。
荊江留滯最久,故人相望處,離思何限。渭水西風,長安亂葉,空憶詩情宛轉,憑高眺遠。正玉液新篘,蟹螯初薦。醉倒山翁,但愁斜照斂。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ЦИТЯНЬЛЭ»

ОСЕННИЕ ДУМЫ

Густая зелёная поросль
Поблекла совсем вдоль дороги к Тайчэну –
В чужой стороне я
Вновь встречаю позднюю осень.
К вечеру – дождь, и почувствовал холод.

Стрёкот сверчков
Ткать полотно призывает,
В тайных покоях, изредка слышу,
Ножницами раскраивают платья.
За окнами в узорах облаков, тихо – закрыты.

Вздохнув, пыль вновь стряхну
С подстилки шелко́вой,
Ночь проведу
На циновке узорной.
Холщовый мешочек есть у меня –
Светлячки ясной ночью
Книги свиток будут мне освещать.

Дольше всех задержался я в Цзинцзя́не,
Там, где со старым другом,
Смотрели мы друг на друга –
Сколько дум передумал
После разлуки!

Над Вэйшуй дует западный ветер,
Кру́жит листва над «Чанъанью»,
Что́ вспоминать о поэтическом чувстве –
Сломалось…

Вдаль погляжу, поднявшись на башню,
«Яшмовый сок» вновь процежу,
Вино закушу́ клешнёю краба,
Подобно Горному Старцу,
Свалюсь я пьяным –
Только б тоску
Закатное солнце
С собою забрало…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Тайчэн – старое название города Цзинлина (современный Наньцзин в провинции Цзянсу).
Цзинцзян – название округа в провинции Хубэй.
Вэйшуй – река в провинции Шэньси.
«Чанъань» – зд. иносказательно о столице сунского Китая городе Бяньцзине.
«Яшмовый сок» – иносказательно о вине.
Горный Старец – он же цзиньский Шань Цзянь, большой любитель выпить вина. См. 《晉書》• 卷四十三。

宋 Сун

周邦彥《瑣窗寒•暗柳啼鴉》

周邦彥 (1056 – 1121)

《瑣窗寒•暗柳啼鴉》

暗柳啼鴉,單衣佇立,小帘朱戶。桐花半畝,靜鎖一庭愁雨。
洒空階、夜闌未休,故人剪燭西窗語。似楚江暝宿,風燈零亂,少年羈旅。
遲暮,嬉游處。正店舍無煙,禁城百五。旗亭喚酒,付與高陽儔侶。
想東園、桃李自春,小唇秀靨今在否?到歸時、定有殘英,待客攜尊俎。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «СОЧУАН ХАНЬ»

В тёмных ивах воро́ны кричат…
В лёгком платье долго стою́
Возле маленькой занавески у красных ворот.
Цветущий утун захватил сада половину му.
Неслышно закрыл этот двор тоскливый дождь –
На пустые ступени льёт,
И ночью глубокой не перестаёт…
С любимой, когда́,
Сняв со свечей нагар,
Поговорить мы сможем у западного окна?

Похоже на то́, как тогда́, на чуской реке,
Ночью, на постоялом дворе,
Пламя свечи под ветром металось –
Когда в юности по свету скитался…

Теперь, на склоне лет,
Гуляю ради забавы.
Хотя сейчас
Над двором постоялым
Не видно ни дымка –
В Запретном городе сто пятый день отмечают –
Но флаги над павильоном зовут выпить вина
С гаоянскими друзьями.

Вспомнил восточный сад…
Персик и слива в нём сами весну встречают.
А та,
С маленькими губками и ямочками на щеках,
Ныне всё та́ же?

Когда я вернусь,
Непременно она соберёт
Цветов увядших,
Ожидая гостя, мне поднесёт
Вина и мяса…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Утун – название дерева, вид платана.
Му – старинная китайская мера земельной площади, приблизительно 0.07 га.
С любимой, когда… – аллюзия на стихотворение Ли Шан-иня (813 – 858) «Ночью, в дождь, пишу на север»:

李商隱 (813 – 858)

《夜雨寄北》

君問歸期未有期,巴山夜雨漲秋池。
何當共剪西窗燭,卻話巴山夜雨時。

ЛИ ШАН-ИНЬ (813 – 858)
 
НОЧЬЮ, В ДОЖДЬ, ПИШУ НА СЕВЕР

Если спросишь: вернусь я когда, то отвечу: не знаю срока.
Пруд пустынный в ночных горах наполняет дождями осень.
Так, когда же с тобой опять посидеть у окна мы сможем,
И, снимая с свечей нагар, вспоминать этот дождь и осень?

(Перевод мой. – В.С.)
 
Чуская река – зд. иносказательно о Янцзы.
Запретный город – центральная часть столицы, где расположен императорский дворец.
Не видно ни дымка – потому что в течение трёх дней перед праздником цинмин запрещалось разводить огонь для приготовления еды.
Сто пятый день отмечают – иносказательно о дне Холодной пищи, который отмечали на сто пятый день после зимнего солнцестояния.
Флаги над павильоном зовут выпить вина – в старину над питейными заведениями вывешивали флаги, чтобы неграмотный люд мог понять, что здесь продают вино.
Гаоянские друзья – аллюзия на эпизод из «Исторических записок» Сыма Цяня (145/135 – 86/85), в котором упоминается один из сподвижников основателя династии Хань Лю Бана (256/247 – 195) – Ли И-цзи (ок.268 – ок.204), который, в ответ на вопрос о том, кто́ он, ответил: «Я – гаоянский пьянчужка, а не учёный!» См. 《史記•卷九十七•酈生陸賈列傳》。
Гаоян – сейчас – уезд городского округа Баодин провинции Хэбэй.

宋 Сун

周邦彥《解語花•風消焰蠟》

周邦彥 (1056 – 1121)

《解語花•風消焰蠟》

元宵

風消焰蠟,露浥紅蓮,花市光相射。桂華流瓦。纖雲散,耿耿素娥欲下。衣裳淡雅。看楚女纖腰一把。簫鼓喧,人影參差,滿路飄香麝。
因念都城放夜。望千門如晝,嬉笑游冶。鈿車羅帕。相逢處,自有暗塵隨馬。
年光是也。唯隻見、舊情衰謝。清漏移,飛蓋歸來,從舞休歌罷。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ЦЗЕЮЙХУА»

НОЧЬ ПРАЗДНИКА ФОНАРЕЙ

Пламя свечи погасло под ветром,
От росы намокли красные лотосы-фонари –
На рынке цветочном ярким блеском
Друг на друга светят они.

«Коричник» сияет – свет льётся на черепицу крыш,
Редкие облака разошлись –
Ясная-светлая, Белая Дева,
Кажется, хочет спуститься на землю.

Платья красавиц просты, но изящны –
Любуюсь чускими девами с тонкой талией,
Такими, что поме́стятся на ладони.
Кругом – шум флейт и барабанов,
Колышутся тени прохожих,
А над улицей
Ароматы мускуса ветром разносит…

Вспомнилась вдруг «разрешённая ночь» в столице:
Долго глядел на тысячи ворот, словно то было днём –
Смех и веселье, гулянье и чаровницы,
В золочёном экипаже заметил шёлковый платок…

Да… От места, где встретились мы,
Осталась лишь тёмная пыль, что вслед за конём летит.
Годы идут, как и прежде,
Да, только смотрю –
Прежние чувства мои в упадок пришли, одряхлели –
Ведь часы водяные вперёд двигают время.
В экипаже крытом, домой поспешу –
Не стану ждать, когда кончатся танцы
И песни допоют…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

«Коричник» – согласно мифу, на луне растёт коричное дерево, отсюда «коричник» – иносказательно о луне.
Белая Дева – то же иносказательно о луне.
Чуские девы – аллюзия на стихотворение Ду Му (803 – 853) «Разгоняю тоску»:

杜牧 (803–853)

遣懷

落魄江湖載酒行,楚腰纖細掌中輕。
十年一覺颺州夢,贏得青樓薄幸名。

ДУ МУ (803 – 853)

РАЗГОНЯЮ ТОСКУ

С увядшей душой, по озёрам и рекам брожу, нагрузившись вином,
Здесь «чуские талии» так легки – поднимешь одной рукой!
Лет десять прошло, и вдруг озарило: то был лишь Янчжоуский сон!
Гуляки теперь в теремáх зелёных я славу себе приобрёл…

(Перевод мой. – В.С.)

Чуские талии – аллюзия на пассаж в «Хань Фэй-цзы» (III в. до н.э. – В.С.) 《韓非子•二柄》: «Чуский Лин-ван (? – 529 г. до н.э. Само княжество Чу существовало с VIII по III вв. до н.э. – В.С.) любил [девушек] с тонкой талией, и в княжестве многие [из них] сидели на голодной диете, [в надежде стать наложницами правителя]»: 「楚靈王好細腰,而國中多餓人」. Зд. иносказательно о местных проститутках.
Поднимешь одной рукой – намёк на другого любителя женских прелестей, ханьского Чэн-ди (51 – 7). В «Жизнеописании Летящей ласточки» 《飛燕外傳》 говорится, что «телом она была так легка, что могла танцевать на ладони»: 「體輕,能為掌上舞」. Тоже похвала местным «певичкам».
Лет десять прошло… На самом деле, поэт провёл в Янчжоу всего три года, с 833 по 835.
Янчжоуский сон – т.е. развлечениями в Янчжоу.
В термах зелёных – иными словами, в публичных домах.
«Разрешённая ночь» – в древности людям запрещалось ходить по городу в ночное время. Исключением была ночь пятнадцатого дня первого лунного месяца, когда этот запрет снимался.

宋 Сун

柳永《歸朝歡•別岸扁舟》

柳永 (987? – 1053?)

《歸朝歡•別岸扁舟三兩隻》

別岸扁舟三兩隻。葭葦蕭蕭風淅淅。沙汀宿雁破煙飛,溪橋殘月和霜白。
漸漸分曙色。路遙山遠多行役。往來人,隻輪雙槳,盡是利名客。
一望鄉關煙水隔。轉覺歸心生羽翼。愁雲恨雨兩牽縈,新春殘臘相催逼。
歲華都瞬息。浪萍風梗誠何益。歸去來,玉樓深處,有個人相憶。

ЛЮ ЮН (987? – 1053?)

НА МОТИВ «ГУЙЧЖАОХУАНЬ»

На береге дальнем две-три маленьких лодки,
Ветра свист, да шорохи тростника.
Дикие гуси, спавшие на песчаной отмели,
Сквозь клочья тумана улетают вдаль.
Над мостом у ручья
Ущербная луна –
Словно иней, бела.

Мало-помалу,
Краски рассвета различать начинаю.
Дорога тянется вдаль, к горам далёким –
Служилого люда на ней уже много:
Туда и обратно идущие люди,
Кто в повозках, кто в лодках,
Всё это – искатели славы и выгоды гости.

Взгляну туда, где родные заставы –
Туман и река их от меня отделяют,
Но чем дальше, тем больше тоскую о доме –
Словно крылья рождаются за спиною:
Тучки печаль и дождя досада
Крепко друг с другом связаны.

Новая весна конец года торопит –
Время года меняется в мгновение ока:
В ряске на волнах иль в дереве, сломанном ветром,
Есть ли польза какая, в самом-то деле?
Эх, домой бы вернуться!
Там в яшмовом тереме,
В тайных покоях,
Есть некто,
Кто меня помнит…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

宋 Сун

姜夔《惜紅衣•枕簟邀涼》

姜夔 (1155 – 1221)

《惜紅衣•枕簟邀涼》

吳興荷花

枕簟邀涼,琴書換日,睡余無力。細洒冰泉,並刀破甘碧。
牆頭喚酒,誰問訊、城南詩客。岑寂,高柳晚蟬,說西風消息。
虹梁水陌,魚浪吹香,紅衣半狼藉。維舟試望,故國渺天北。
可惜柳邊沙外,不共美人游歷。問甚時同賦,三十六陂秋色。

ЦЗЯН КУЙ (1155 – 1221)

НА МОТИВ «СИ ХУНЪИ»

УСИ́НСКИЕ ЛОТОСЫ

На циновку из бамбука зову прохладу,
На цине играю, книги читаю –
Так проходят дни,
А проснусь – и нету сил.

Холодной водой родника умоюсь слегка,
Ножом из Бинчжо́у нарежу «сладкую яшму».
Окликну соседа за стеной – спрошу вина,
Да только,
Кто́ придёт проведать меня,
Странствующего стихотворца,
Живущего к югу от городской стены?
Скучно и одиноко.
В ивах высоких цикады трещат –
Ветер западный, говорят,
Вести приносит…

Мост из радуги над тропой у реки,
Волны, словно рыбья чешуя,
Над волнами разносится аромат –
Лотосов алые платья
Наполовину уже обветшали.

Лодку причалив,
Вдали разглядеть пытаюсь
Родные края…
На севере они, там,
За краем неба бескрайнего.

Как жаль:
Среди ив, по песку,
Прогуляться с красавицей вместе
Я не могу.
У кого бы узнать, когда
Снова будем мы с нею
Стихи нараспев читать
О красках осенних
На тридцати шести
Пруда́х…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Уси́н – старинное название города Хучжо́у в провинции Чжэцзя́н.
Ножи из Бинчжо́у отличались отменной остротой.
«Сладкая яшма» – иносказательно о дыне.
Окликну соседа за стеной – попрошу вина… – аллюзия на стихотворение Ду Фу (712 – 770) «Летним днём меня навестил господин Ли».
На тридцати шести прудах – зд. иносказательно: там, где много прудов.

宋 Сун

姜夔《眉嫵•看垂楊連苑》

姜夔 (1155 – 1221)

《眉嫵•看垂楊連苑》

戲張仲遠

看垂楊連苑,杜若侵沙,愁損未歸眼。
信馬青樓去,重帘下,娉婷人妙飛燕。
翠尊共款。聽艷歌、郎意先感。
便攜手、月地雲階里,愛良夜微暖。
無限。風流疏散。有暗藏弓履,偷寄香翰。
明日聞津鼓,湘江上,催人還解春纜。
亂紅萬點。悵斷魂、煙水遙遠。
又爭似相攜,乘一舸、鎮長見。

ЦЗЯН КУЙ (1155 – 1221)

НА МОТИВ «МЭЙ У»

ПОДТРУНИВАЮ НАД ЧЖАНОМ ЧЖУН-ЮАНЕМ

Увидел вдоль парка плакучие ивы,
И землю, что душистые травы укрыли,
И печаль извела –
Обратно домой
Не спешишь возвращаться пока.

Доверившись коню, в Зелёный терем поскакал,
Где за пологом двойным тебя встретит,
Изящно-прелестная Фэй-янь.

Чарками с вином зелёным станете угощаться,
И песен ещё не услышав красивых,
У тебя желанья уже возникнут.

А когда руки соедините вместе,
То и «луна покажется землёй,
А облака – ступенями»,
И понравится вам прекрасная ночь
С её нежностью и теплотой…

Не будет ей предела.
Бурными чувствами тоску развеяв,
Спрячешь расшитые узорами туфельки,
Украдкой передашь ей душистое письмо:
«Завтрашним днём,
Как услышишь:
У переправы застучал барабан,
К реке приходи –
Поспешим
Вновь отвязать весенний канат

Ведь алых цветов
Десять тысяч лепестков
Улетят в беспорядке,
И душу разорвёт досада.

Туманная река убегает в даль далёкую.
Уж лучше мы снова
Руки соединим,
Сядем в большую лодку,
И друг на друга будем глядеть
Бесконечно долго».

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Зелёный терем – иносказательно о публичном доме.
Фэй-янь – иносказательно о певичке. По имени знаменитой своей красотой Чжао Фэй-янь (? – 1), жены ханьского Чэн-ди (51 – 7).
«Луна покажется землёй, а облака — ступенями» — иносказательно: почувствуете себя, как на седьмом небе.
Отвязать весенний канат – быть может, иносказательно: заняться любовью?

宋 Сун

姜夔《翠樓吟•月冷龍沙》

姜夔 (1155 – 1221)

《翠樓吟•月冷龍沙》

淳熙丙午冬,武昌安遠樓成,與劉去非諸友落之,度曲見志。
予去武昌十年,故人有泊舟鸚鵡洲者,聞小姬歌此詞,問之,
頗能道其事,還吳為余言之;興懷昔游,且傷今之離索也。

月冷龍沙,塵清虎落,今年漢酺初賜。新翻胡部曲,聽氈幕元戎歌吹。
層樓高峙。看檻曲縈紅,檐牙飛翠。人姝麗,粉香吹下,夜寒風細。
此地宜有詞仙,擁素雲黃鶴,與君游戲。玉梯凝望久,嘆芳草萋萋千里。
天涯情味。仗酒祓清愁,花銷英氣。西山外,晚來還卷,一帘秋霽。

ЦЗЯН КУЙ (1155 – 1221)

НА МОТИВ «ЦУЙЛОУ ИНЬ»

Зимой года под знаками бин-у, периода правления под девизом чунь-си, в Уча́не завершилось возведение башни Аньюаньло́у.  Я, вместе с Лю Цю-фэем и другими друзьями, пришёл, чтобы принять участие в торжествах по случаю окончания строительства. По этому случаю я сочинил музыку, чтобы выразить свои устремления. Я уехал тогда из Учана на десять лет, а старый друг, пришвартовав, однажды, свою лодку возле островка Попугаев, услышал, как молодая певичка исполняла эти напевные строфы.  Он спросил её, и она немного рассказала ему о своей жизни. Когда я вновь вернулся в У, друг пересказал мне эту историю, и это напомнило мне о радостях прежних путешествий, и в то же время заставило страдать от моего нынешнего одиночества.
 
Луна ледяная над Драконьими песками,
Пыль от чистоты,
Отделена бамбуковой оградой.
Нынешний год «ханьскими пира́ми»
Народ жаловать стали –
Играют новые мелодии из ведомства хубу́,
Слышу: за пологом войлочным
Песни поют.

Ярусы башни – высокие, словно горы,
Смотрю: перила красные изогнутые её окружают,
Клыки стрехи́ – цве́та летящего зимородка.
Рядом – красавицы изящные,
Пудры ароматы над ними витают –
В ночном холодке ветерок
Пудры ароматы сдувает.

Здесь и до́лжно быть стихотворцу,
Что святому подобен,
Что держит в руках белое облако,
Или летит на журавле жёлтом –
Вместе с друзьями позабавиться-повеселиться…
Но с яшмовой башни вдаль подолгу
Глядел я пристально,
Вздыхал, что ароматные травы густы́-густы́,
И тянутся на тысячи ли.
Познал я вкус далёких странствий до края небес,
И чарку с вином держал в руке,
Чтобы светлую отогнать печаль,
Но в «цветах» истощил
Душевные силы свои…

А за горами Западными
Вечер опять, наверно, прекрасен,
И за́ занавеской, в небе осеннем,
Проя́снивает…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Зимой года под знаками бин-у – зд. 1186 г.
Чунь-си – девиз правления сунского Сяо-цзуна, (с 1174 по 1189 гг.)
Уча́н – город в провинции Хубэй, район в современном городе Ухань той же провинции.
Башня Аньюаньло́у – южная башня в Учане.
Островок Попугаев – на реке Янцзы, в провинции Хубэй, к юго-западу от Ханьяна.
У – зд. по названию древнего княжества У эпохи Пяти династий, располагавшегося, в том числе, и на территории нынешней провинции Хубэй.
Драконьи пески – иносказательно о землях, лежащих по ту сторону Великой стены.
Пыль от чистоты отделена оградой – иносказательно: варварские земли отделены от китайских.
«Ханьскими пирами» народ жаловать стали – т.е. разрешили людям собираться в числе большем, чем по трое. По названию одного из пунктов законодательства династии Хань.
Мелодии из ведомства хубу́ – иначе, мелодии западных инородцев. По названию ведомства, в котором эти мелодии хранились.
Стихотворец <…> летит на журавле жёлтом – аллюзия на стихотворение Цуй Хао (704? – 754) «Башня Жёлтого журавля».
Но в «цветах» истощил – иносказательно: проводя время с певичками.
За занавеской, в небе осеннем – аллюзия, хотя и не очень удачная, на стихотворение Ван Бо (649 – 676) «Палаты Тэнского князя», поскольку в предисловии Цзян Куй пишет, что торжества по случаю завершения строительства башни Аньюаньло́у, проходили зимой. Можно лишь предположить, что в этих строках Цзян Куй говорит о своей тоске по родным местам…

宋 Сун

姜夔《探春慢•衰草愁煙》

姜夔 (1155 – 1221)

《探春慢•衰草愁煙》

予自孩幼隨先人宦於古沔,女須因嫁焉。
中去復來幾二十年,豈惟姊弟之愛,沔之父老兒女子亦莫不予愛也。
丙午冬,千岩老人約予過苕霅,歲晚乘濤載雪而下,顧念依依,殆不能去。
作此曲別鄭次臯、辛克清、姚剛中諸君。

衰草愁煙,亂鴉送日,風沙回旋平野。拂雪金鞭,欺寒茸帽,還記章台走馬。
誰念漂零久,漫贏得幽懷難寫。故人清沔相逢,小窗閑共情話。
長恨離多會少,重訪問竹西,珠淚盈把。雁磧波平,漁汀人散,老去不堪游冶。
無奈苕溪月,又照我扁舟東下。甚日歸來,梅花零亂春夜。

ЦЗЯН КУЙ (1155 – 1221)

НА МОТИВ «ТАНЬ ЧУНЬ МАНЬ»

Я с детства, следуя за отцом-чиновником, ездил в древнюю область Мянь,  к тому же,  и старшую сестру выдали туда замуж. В средние свои лета́, в течение двадцати лет, то ездил туда, то возвращался, и разве только из-за любви к старшей сестре и младшим племянникам? Старшие родичи в Мянь, их сыновья и дочери, разве не любили меня?
Зимой года под знаками бин-у, почтенный Цянь Янь пригласил меня пройти по рекам Тяоси и Чжаси. Год приближался к вечеру, и плыть по волнам, на которые валит снег… Я долго-долго думал, и всё-таки не смог отказаться. Сочинил эту песню, прощаясь с господами Чжэн Цы-гао, Синь Кэ-цином и Яо Ган-чжуном.

Пожухлые травы, туман печальный,
Стаи воро́н солнце провожают,
Под ветром песок вьётся-кружи́тся
Над равниною дикой…

Вновь вспоминаю:
Снег сметая
Золотой нагайкой,
Мороз дразня пушистою шапкой,
Верхом на лошади к Чжанта́ю мчался!

А нынче,
Кто помнит того, кто давно
Скитается на чужбине?
Много в душе осталось дум сокровенных,
Да нелегко их бумаге поверить.
С друзьями старыми
У прозрачной Мяньшу́й повстречались –
Возле маленького окна, беспечно,
Вели чистые беседы.

Всегда досадно: так много расставаний,
А встреч так мало!
Когда вновь подъезжал к павильону Чжусити́н,
Слезами жемчужными ладони были полны…

Стая гусей на отмели каменистой,
Волны реки недвижны,
Рыбачий островок:
Все разошлись – нет никого.

Старость придёт, не сможем
С прелестницами гулять.
И рад, и не рад,
Что над рекой Тяоси́ сияет луна –
Опять озаряет наш утлый чёлн,
Что плывёт на восток.
Когда же теперь вернусь я сюда?
Когда ночью весенней
Свои лепестки
Будет ронять мэйхуа́?..

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

宋 Сун

姜夔《霓裳中序第一•亭皋》

姜夔 (1155 – 1221)

《霓裳中序第一•亭皋正望極》

丙午歲,留長沙,登祝融,因得其祠神之曲,曰《黃帝鹽》、《蘇合香》;
又於樂工故書中得《商調·霓裳曲》十八闋,皆虛譜無辭。
按沈氏(括)《樂律》(《夢溪筆談》),《霓裳》“道調”,此乃“商調”。
樂天詩(白居易《霓裳羽衣歌曲》)雲:“散序六闋”,此特兩闋,未知孰是?
然音節閑雅,不類今曲。予不暇盡作,作“中序”一闋,傳於世。
予方羈游,感此古音,不自知其辭之怨抑也。

亭皋正望極,亂落江蓮歸未得。多病卻無氣力,況紈扇漸疏,羅衣初索。
流光過隙,嘆杏梁、雙燕如客。
人何在?一帘淡月,仿佛照顏色。幽寂,亂蛩吟壁,動庾信、清愁似織。
沉思年少浪跡,笛里關山,柳下坊陌。墜紅無信息,漫暗水、涓涓溜碧。
飄零久,而今何意,醉臥酒壚側。

ЦЗЯН КУЙ (1155 – 1221)

НА МОТИВ «НИШАН ЧЖУНСЮЙ ДИ-И»

В год под знаками бин-у, задержавшись в Чанша, поднимался на пик Чжужуна – божества стихии Огня, и нашёл там песни, исполнявшиеся при принесении жертв духам гор, такие как «Хуан-ди янь» и «Сухэ сянь»; также в старых книгах нашёл восемнадцать песен, написанных в ладу шан, «Нишан цюй», которые были записаны прежними музыкантами. Во всех этих песнях были только ноты, но не было слов. Согласно «Законам музыки» господина Шэнь Ко, мелодии «Нишан» и «Даодяо» также исполнялись в ладу шан. В стихах Лэ-тяня «Нишан юйи гэцюй» сказано: «Зачин к шести строфам». Относится ли это к тем двум, которые я нашёл, не знаю, однако, звуки их спокойные и красивые, не чета нынешним песням. У меня не было времени, чтобы сочинить стихи на все мелодии, сочинил только одну «Чжун-сюй», чтобы передать её потомкам. Сейчас я – бродяга, скитающийся по свету, и прочувствовав эти старые мелодии, сам не зная, почему ощутил обиду и уныние.
 
С башни у реки гляжу сейчас вдаль, докуда достану взглядом –
С лотосов падают лепестки в беспорядке –
А мне всё нету возврата.
Много недугов,
Нет ни духа, ни сил,
К тому же,
Шёлковый веер становится редко нужен,
И тонкий халат
Скоро уж надо менять:
Быстротечно время,
Как блики на воде, мелькнувшие за щелью.
Печалюсь о том, что под балкой из абрикоса
Пара ласточек – словно гости…

А она́, где сейчас?
Сквозь полог светит бледная луна,
Как будто озаряет цвет её лица.

Одиноко и тихо…
Со стены раздаётся стрёкот сверчков беспрерывный –
Волнует меня, как когда-то Юй Синя,
Словно плетут эти звуки печаль и унынье.

В думах глубоких,
Что с малых лет ношусь по волна́м,
Что меж гор и застав слушал флейты напевы.
Что бродил под ивами по кварталам и межам,
Что потерян алый цветок, и нет от неё известий.

Разлились повсюду тёмные воды –
Струится-струится, течёт бирюза.
Беден-несчастен уже давно я,
И ныне,
Что за причина
Мне валяться пьяным
Возле лавки винной…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.
 
Быстротечно время, как блики на воде, мелькнувшие за щелью – аллюзия на пассаж из «Чжуан-цзы» 《庄子 •知北遊》: 『人生天地之間,若白駒之過郤,忽然而已』 «Живёт человек между небом и землёй, будто белый жеребёнок перепрыгивает расщелину: мгновенье – и нет его». (Перевод мой. – В.С.) («Чжуан-цзы», гл. «Странствие знания на Север»). «Белый жеребёнок» может иносказательно означать «блики солнца», тогда перевод будет выглядеть так: «Живёт человек между небом и землёй, будто блик солнца  мелькнулза щелью: мгновенье – и нет его».
Юй Синь (513-581) – китайский поэт и чиновник времён династий Лян (502 – 556) и Северная Чжоу (557 – 581).
А она́, где сейчас? – имеется ввиду любимая девушка.
Что меж гор и застав слушал флейты напевы – зд. иносказательно: скитался по свету.
Что бродил под ивами по кварталам и межам – т.е., предавался разгулу.

宋 Сун

姜夔《浣溪沙•著酒行行》

姜夔 (1155 – 1221)

《浣溪沙•著酒行行滿袂風》

予女媭家沔之山陽,左白湖,右雲夢,
春水方生,浸數千里,冬寒沙露,衰草入雲。
丙午之秋,予與安甥或蕩舟採菱,或舉火罝兔,
或觀魚簺下;山行野吟,自適其適;
憑虛悵望,因賦是闋。

著酒行行滿袂風,草枯霜鶻落晴空。銷魂都在夕陽中。
恨入四弦人欲老,夢尋千驛意難通。當時何似莫匆匆。

ЦЗЯН КУЙ (1155 – 1221)

НА МОТИВ «ХУАНЬ СИ ША»

Моя сестра живёт в Мяньчжоу, в деревушке Шаньян. Слева от неё – озеро Байху, справа – угодья Юньмэн. Когда разливаются весенние воды, то затапливают несколько тысяч ли, от зимней стужи на песке лежит роса, пожухлые травы сливаются вдали с облаками… Осенью года под знаками бин-у, я со своим племянником Анем, то катался на лодке, срывая водяные орехи, то, разводил огонь и ставил сети, чтобы поймать зайца, то наблюдал за рыбами, попавшимися в верши. Бродил в горах, распевая деревенские песни – в общем, тешил себя, как только хотел. А иной раз, поднявшись на высокий холм, с досадой подолгу глядел вдаль, почему и сочинил эти строфы.

Вина прихватив, хожу-брожу, рукава наполняет ветер –
На травы пожухлые, с ясного неба падает белый сокол,
Душа будто тает – всё вокруг в лучах вечернего солнца…

Досаду четырём струнам вверяла – ведь человек стареет,
Во сне ищу тысячи станций, но и в мыслях трудно доехать,
Уж лучше бы было не расставаться так быстро-поспешно…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.