佚名 《西北有高樓》

佚名 (兩漢)

《西北有高樓》

西北有高樓,上與浮雲齊。
交疏結綺窗,阿閣三重階。
上有絃歌聲,音響一何悲。
誰能爲此曲,無乃杞梁妻。
清商隨風發,中曲正徘徊。
一彈再三嘆,慷慨有餘哀。
不惜歌者苦,但傷知音稀。
願爲雙鴻鵠,奮翅起高飛。

НЕИЗВЕСТНЫЙ АВТОР (дин. Хань)

НА СЕВЕРО-ЗАПАДЕ ЕСТЬ ВЫСОКАЯ БАШНЯ

На северо-западе стоит башня высокая,
Верх её вровень с кочующими облаками.
На окнах решётчатых занавески узорные,
Стоит на террасе, а ступеней – три ряда.

С верха разносятся звуки струн и песен,
Мелодии их, о, насколько же скорбны!
Кто мог бы на цине играть мелодии эти,
Не супруга ль Ци Ляна, древнего героя?

Шан – чистая нота – ветру вослед несётся,
Дойдёт до средины – вдруг вернётся обратно.
Ударит по струнам – трижды вздох раздаётся,
Страдает-грустит от своей неизбывной печали.

Но не о том, что горюет, не этого мне жалко,
Ранит, что знающих музыку встретишь редко.
Хотел бы, чтоб с нею лебедей мы парою стали,
И крылья расправив, высоко бы тогда взлетели!

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2022.

Ци Лян – уроженец царства Ци, эпохи Вёсен и Осеней (770 – 476/403 гг. до н.э.), который погиб на войне, а его жена, оставшись одинока, бросилась в реку Цзышуй (современная провинция Шаньдун). (См. Лю Сян (? – 6) «Жизнеописания целомудренных и смиренных женщин».
Шан – одна из нот китайского звукоряда, ассоциировалась с осенью, западом, печалью.
Знающих музыку встретишь редко – аллюзия на рассказ из «Ле-цзы» (V – IV вв. до н.э), где говорится о том, что некий Бо-я, искусно игравший на цине, после того, как не стало его друга, Чжун-цзы, порвал струны на цине, поскольку не стало того, кто понимает его музыку. Иносказательно о задушевном друге.

《西門行》 (漢代)

《西門行》 (漢代)

 

出西門,步念之,今日不作樂,當待何時?
夫為樂,為樂當及時。
何能坐愁怫鬱,當復待來茲?
飲醇酒,炙肥牛,請呼心所歡,可用解愁憂。
人生不滿百,常懷千歲憂。
晝短而夜長,何不秉燭遊?
自非仙人王子喬,計會壽命難與期。
人壽非金石,年命安可期?
貪財愛惜費,但為後世嗤。

ИЗ «ЮЭФУ»

НЕИЗВЕСТНЫЙ АВТОР (ДИН. ХАНЬ (206 г. до н.э. – 220 г. н.э.)

ЗАПАДНЫЕ ВОРОТА

Вышел я из ворот западных,
Иду и думаю о том,
Что если сегодня я не порадуюсь,
Ждать сколько времени придётся потом?

Ловить радость, ловить радость
Следует тут же, немедля, сразу!
К чему печалиться да огорчаться,
И ждать, когда снова придёт к тебе радость?

А если вина прекрасного нагнать,
Поджарить на вертеле жирную тушу быка,
Того, кто радует сердце твоё, позвать,
То можно развеять всю грусть и печаль!

Ведь жизнь человека не вмещает и ста годов,
Но часто печалей в душе хватит на тысячу лет.
Пусть короток день, и горько, что ночь длинна,
Почему бы не погулять нам, со свечою в руке?

Не небожитель я, не Ван Цзы-цяо,
Век будет долгим иль кратким, трудно мне рассчитать.
Век человека не таков, как век металла иль камня,
Сколько лет суждено, разве сможешь предугадать?

Если ж к деньгам стремишься, жалеешь их тратить,
То в грядущих веках лишь посмешищем станешь!

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2022.