宋 Сун

周邦彥《西平樂•稚柳蘇晴》

周邦彥 (1056 – 1121)

《西平樂•稚柳蘇晴》

小石

元豐初,予以布衣西上,過天長道中。后四十佘年,辛丑正月,避賊復游故地。感嘆歲月,偶咸此詞。

稚柳蘇晴,故溪歇雨,川迥未覺春賒。駝褐寒侵,正憐初日,輕陰抵死須遮。嘆事逐孤鴻盡去,身與塘蒲共晚,爭知向此,征途迢遞,佇立塵沙。追念朱顏翠髮,曾到處、故地使人嗟。
道連三楚,天低四野,喬木依前,臨路欹斜,重慕想、東陵晦跡,彭澤歸來,左右琴書自樂,鬆菊相依,何況風流鬢未華。多謝故人,親馳鄭驛,時倒融尊,勸此淹留,共過芳時,翻令倦客思家。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «СИ ПИН ЛЭ»

МЕЛОДИЯ «СЯО ШИ»

В начале годов [правления императора Чжао Сюя под девизом] «юань-фэн», я, в холщовой одежде, отправившись на запад, проходил по Тяньчанскому тракту. Спустя сорок лет, в первой луне года под знаками «синь-чоу», спасаясь от мятежников, вновь прошёл по тем местам, где бывал прежде. Вздыхая под ущербной луной, случайно, сочинил эти строфы.

Зелёные ивы, под небом ясным,
Проснулись от спячки,
Над старым ручьём дождь прекратился,
Поток убегает вдаль,
Не замечая, что пришла уж весна.

Под верблюжью сермягу
Холодок пробрался,
И поистине, жалко,
Что встающее солнце облаков лёгкие тени
Заслоняют всё ж беспрестанно.

Вздыхаю о том, что минувшее
Вслед одинокому перелётному гусю,
Безвозвратно умчалось.

Тело моё и тростник у пруда́ –
Вместе встречаем свой вечер,
Почём было мне знать,
Что путь окажется таким далёким!
Долго стою в пыли на песке,
Вспоминая румянец щёк и во́лос чёрный –
Когда-то уже
Бывал я здесь,
И знакомые эти места
Заставляют меня вздыхать…

Доро́га протянулась до трёх Чу,
Небеса нависли со всех четырёх сторон,
Высокие деревья стоят, как и прежде,
Нагнувшись-склонившись вдоль доро́г.

Всей душою мечтаю-стремлюсь
Следы свои спрятать в Дунли́не,
Или в Пэнцзэ́ возвратиться,
Чтобы хоть как-то, за книгой и цинем,
Самому повеселиться,
Там, где сосна с хризантемой склонились друг к другу.

К тому же,
От «ветра с потоком» не поседели ещё виски.
Весьма благодарен я старому другу,
Что лично примчался сюда, подобно Чжэн-и,
И тогда ж опрокинул кубок Кун Жуна.

Что просил меня задержаться надолго,
Провести с ним вместе
Время,
Когда цветы начинают благоухать,
Но это, напротив,
Утомлённого гостя,
Заставило ещё больше
О доме своём тосковать…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

«Сяо ши» – одна из двенадцати типовых мелодий в ладу гун (宫).
 «Юань-фэн» (кит. «начало расцвета» – девиз правления императора Чжао Сюя (1048 – 1085), соответствует периоду с 1078 по 1085 год.
Тяньчанский тракт – дорога на Тяньчан (совр. уездный город Тяньчан городского округа Чучжоу провинции Аньхуэй.
В первой луне года под знаками «синь-чоу» – т.е., в первом месяце по лунному календарю 1121 года.
Три Чу – по названию древнего царства Чу, располагавшегося в период Борющихся царств (476/403 – 221 гг. до н.э.) на огромной территории. В эпоху Хань (206 г. до н.э. – 220 г. н.э.) было разделено на Западное, Восточное и Южное Чу. Приблизительно соответствует современным провинциям Аньхуэй, Хубэй, Хунань, Цзянси, Чжэцзян и Цзянсу.
Следы свои спрятать в Дунли́не – т.е., сделаться отшельником, подобно Шао Пину, носившему титул дунлинского хоу, который после падения династии Цинь (246 – 207 гг. до н.э.), жил в уединении у восточной стены Чанъани.
В Пэнцзэ́ возвратиться – иносказательно: подобно древнему поэту Тао Юань-мину (365 – 427), который не хотел служить «за пять доу риса» и возвратился к себе в Пэнцзэ́ (совр. уезд в провинции Цзянсу), сделавшись отшельником.
От «ветра с потоком» не поседели ещё виски – иносказательно: от пережитого ещё не состарился.
Чжэн-и – имеется ввиду Чжэн Дан-ши (годы жизни неизвестны), министр времён правления династии Западная Хань (206 г. до н.э. – 24 г. н.э.), славившийся гостеприимством по отношению к своим друзьям.
Кун Жун (153 – 208) – поэт и чиновник времён династии Восточная Хань (25 – 220), так же славился своим гостеприимством.

宋 Сун

周邦彥《四園竹•浮雲護月》

周邦彥 (1056 – 1121)

《四園竹•浮雲護月》

浮雲護月,未放滿朱扉。鼠搖暗壁,螢度破窗,偷入書幃。
秋意濃,閑佇立,庭柯影里。好風襟袖先知。
夜何其。江南路繞重山,心知漫與前期。
奈向燈前墮淚,腸斷蕭娘,舊日書辭猶在紙。雁信絕,清宵夢又稀。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «СЫ ЮАНЬ ЧЖУ»

Плывущее облако прикрыло луну,
Не позволяя ей  двери красные заливать.
Мышь копошится в тёмном углу,
Светлячки сквозь прореху в окно летят,
Украдкой проникают за книжный полог.

В осенних думах тяжёлых,
Долго стою, ничем не занят,
В тени деревьев во дворе,
Заранее зная,
Что по́лы и рукава халата
Наполнит ветерок приятный…

Какая ночь!
Дорога в Цзянна́нь
Вьётся среди громоздящихся гор.
С подружкой сердечной тогда́
Напрасно условливались о встрече.
Что́ теперь у светильника слёзы ронять,
Хоть и рвётся душа к Су-нян,
И слова́, что когда-то
На бумаге писала она,
Сохранились ещё у меня.

Но пролётные гуси пи́сьма носить перестали,
И даже ясными ночами,
Сны о ней вновь редкими стали …

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Красные двери – двери, покрытые красным лаком.
Су-нян – зд. иносказательно о любимой певичке.
Гуси письма носить перестали – перелётный гусь считался в Китае символом письмоносца. По легенде о Су У (140? – 60?), дипломате времён династии Западная Хань (206 г. до н.э. – 24 г. н.э.), который девятнадцать лет находился в плену у сюнну, которые, на запросы китайского императора У-ди (156 – 87) отвечали, что Су У погиб. Но однажды император, будучи на охоте, подстрелил перелётного гуся, к лапке которого было привязана письмо, в котором было написано, что Су У жив. (Подробнее см. «Историю династии Хань», цз. 54).

宋 Сун

周邦彥《慶春宮•雲接平岡》

周邦彥 (1056 – 1121)

《慶春宮•雲接平岡》

雲接平岡,山圍寒野,路回漸轉孤城。衰柳啼鴉,驚風驅雁,動人一片秋聲。
倦途休駕,淡煙里、微茫見星。塵埃憔悴,生怕黃昏,離思牽縈。
華堂舊日逢迎,花艷參差,香霧飄零。弦管當頭,偏憐嬌鳳,夜深簧暖笙清。
眼波傳意,恨密約、匆匆未成。許多煩惱,隻為當時,一餉留情。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ЦИНЧУНЬГУН»

Облака касаются плоских вершин,
Горы окружили холодную равнину,
Доро́гой петляющей, мало-помалу,
К сирому городку свернув, приближаюсь.

В дряхлых ивах воро́ны кричат,
Яростный ветер гусей вереницу гонит –
Волнуют меня все эти звуки осени.

Устав от доро́ги, остановил коня.
Сквозь бледный туман,
Едва различаю неясные тусклые звёзды.
От пыли дорожной я исхудал,
И больше всего боюсь сумерек жёлтых –
Так сильно опутала душу
Горечь разлуки…

В разукрашенном зале, однажды, встретил её
Цветок прекрасный, не ровня другим.
Витал повсюду ароматный дым,
Звуки струн и флейт плыли над головами –
Влюбился в эту милую птицу-феникс нежданно:
Ночью глубокой язычок шэна нагрела –
Мелодия чисто звучала.

Взглядом, как волны, прозрачным,
О чувствах своих говорила.
Жалею, что о свидании тайном,
В спешке,
Не договорился.

Сколько в этом досады и огорчения:
Ведь только в тот раз,
За миг один,
Чувствами моими
Она завладела!..

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Шэн — язычковый музыкальный инструмент, род губного органчика.

宋 Сун

周邦彥《醉桃源•冬衣初染》

周邦彥 (1056 – 1121)

《醉桃源•冬衣初染遠山青》

冬衣初染遠山青,雙絲雲雁綾。
夜寒袖濕欲成冰,都緣珠淚零。
情黯黯,悶騰騰,身如秋后蠅。
若教隨馬逐郎行,不辭多少程。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ЦЗУЙ ТАОЮАНЬ»

Зимнее платье только что покрасила
В цвета́ далёких зелёных гор,
В две шёлковых нити выткан на нём
Облаков и гусей перелётных узор.

Ночь холодна, рукава намокли,
Скоро льдинками станут –
Из-за того всё, что жемчужные слёзы
На них
Каплют.

Чувства – тёмные, мрачные,
Скука – ленивая, томная,
Тело – как у мухи поздней осенью.

Если позволят мне, вслед за конём,
За милым погнаться,
Много иль мало пути, всё равно
Проскакать я согласна!

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Если позволят мне… – аллюзия на строки из «Исторических записок» Сыма Цяня (145? – ок. 86), гл. «Жизнеописания Бо И» (《史記》卷六十一《伯夷列傳》): 「顏淵雖篤學,附驥尾而行益顯」。Т.е., «Янь Юань (521 – 481) – ученик Конфуция. – В.С.), хотя и был прилежен в учёбе, но лишь следуя за хвостом быстроногого скакуна, добродетельные поступки его ясно проявлялись».
Танский учёный Сыма Чжэнь (679 – 732), толкуя эту фразу, писал: 「蒼蠅附驥尾而致千里,以譬顏回因孔子而名彰也」。 Иными совами, «Зелёная муха, прилепившись к хвосту быстроного скакуна, покрывает путь в тысячу ли; точно так же и Янь Хуэй (Янь Юань. – В.С.), благодаря Кун-цзы (551 – 479), получил известность и славу».

宋 Сун

周邦彥《大酺•對宿煙收》

周邦彥 (1056 – 1121)

《大酺•對宿煙收》

春雨

對宿煙收,春禽靜,下雨時鳴高屋。牆頭青玉旆,洗鉛霜都盡,嫩梢相觸。
潤逼琴絲,寒侵枕障,虫網吹粘帘竹。郵亭無人處,聽檐聲不斷,困眠初熟。
奈愁極頓驚,夢輕難記,自憐幽獨。
行人歸意速。最先念、流潦妨車轂。怎奈向、蘭成憔悴,衛玠清羸,等閑時、
易傷心目。未怪平陽客,雙淚落、笛中哀曲。況蕭索、青蕪國。
紅糝鋪地,門外荊桃如菽。夜游共誰秉燭。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ДА ПУ»

ВЕСЕННИЙ ДОЖДЬ

Ночной рассеялся туман,
Весенние птицы затихли,
Дождь пошёл – застучал
По высокой крыше.

Над стеной вижу «яшмы зелёной стяги»,
Словно смыло с них пудру-белила,
Гибкие ветви друг друга задевают.

Совсем отсырели струны циня,
Холодок пробрался за ширму у постели,
Паутинки под ветром
Приклеились к бамбуковой занавеске.

На постоялом дворе нет никого,
Слышу только,
Как по карнизу,
Беспрерывно,
Стучит дождь.
Утомившись, заснул было глубоко́.

Но, что делать – печаль так сильна,
Что вдруг проснулся опять:
Лёгкий сон трудно мне вспомнить –
Жалею себя, одинокого…

Путника мысли домой спешат,
Но раньше ещё подумал, что потоки дождя
Колёсам повозки станут мешать.

Что делать, коли я,
Как когда-то Лань Чэ́н, исхудал,
Как Вэй Цзе́, исхудал и ослаб.
И всегда
Легко мне ранить сердце своё и глаза:
Не удивляюсь пинъя́нскому гостю,
Что слёзы свои проливал,
Когда скорбные
Мелодии шэна он услыхал.

А мне́ каково
В унылом пустынном
Краю, покрытом сорняками!
Алые лепестки, словно зёрна риса,
Землю устилают,
За воротами, на вишнях,
Плоды уже размером с горох,
Но кто́,
Ночью, вместе со мной,
Со свечою в руке,
Гулять пойдёт?..

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

«Яшмы зелёной стяги» – зд. иносказательно о бамбуке.
Лань Чэн – второе имя поэта Юй Синя (513 – 581), который одно время был послом на севере страны, и в стихах которого часто звучала тема тоски о родной деревне.
Вэй Цзе (286 – 312) – красавец с белой, как яшма, кожей времён династии Западная Цзинь (265 – 316). Был отмечен талантами, имел должность при дворе. Многие завидовали его красоте, он, однако, никогда не испытывал ни чувства радости, ни чувства гнева.
Пинъянский гость – имеется ввиду Ма Жун (79 – 166), учёный времён династии Восточная Хань (25 – 220), знаток классических книг. Однажды, покинув столичный Лоян по служебным делам, остановился на постоялом дворе в Пинъяне. Услышав, как какой-то лоянец играет на шэне, испытал сильную душевную боль. Впоследствии сочинил «Оду шэну».
Со свечою в руке гулять пойдёт – аллюзия на одно из «Девятнадцати древних стихотворений» «Литературного изборника» 《文選•古詩十九首》Сяо Туна (501 – 531), в котором есть такие строки: 「晝短苦夜長,何不秉燭游?」: «Если краток день, и горюешь, что ночь длинна, почему бы, взяв в руки свечу, не пойти погулять?» . (Перевод мой. – В.С.)

宋 Сун

周邦彥《長相思慢•夜色》

周邦彥 (1056 – 1121)

《長相思慢•夜色澄明》

夜色澄明,天街如水,風力微冷帘旌。幽期再偶,坐久相看,才喜欲嘆還驚。
醉眼重醒。映雕闌修竹,共數流螢。細語輕盈,僅銀台、挂蠟潛聽。
自初識伊來,便惜妖嬈,艷質美眄柔情。桃溪換世,鸞馭凌空,有願須成。
游絲蕩絮,任輕狂、相逐牽縈。但連環不解,流水長東,難負深盟。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ЧАНСЯНСЫ МАНЬ»

Краски ночи светлы́ и прозрачны,
Улицы столичные луна
Светом своим, словно водой, залила́.

Ветер слабый, чуть прохладный, веет за шторой –
На свидании тайном снова мы оба,
Долго сидим, друг на друга смотрим:
Только порадуемся, как тут же вздохнём,
И опять на душе тревога…

Глаза от хмеля снова проя́снели,
Смотрим – густой бамбук на перила резные тени бросает,
Несколько светлячков возле него летают.

Тихая речь пла́вна и изящна,
Лишь на «серебряной башне»
Подвешенная свеча
Тайком слушает нас…

С тех пор как её узна́л я,
Сейчас же и полюбил
Её прелесть и очарованье,
Красоту, чарующий взор и чувства нежные –
Не замечаешь, что давно изменился мир,
Когда ты «у ручья, где расцветают персики»!
Даже если феникс в небесную высь воспарит,
Страстно хочу, чтоб остались
С нею мы па́рой!

Хотя она и «летучая паутинка иль ивы пушинка»,
Пускай распутники молодые
Стремятся узлом завязать с ней отношенья,
Но соединённые кольца
Разъединить не можно,
И лишь на восток течёт в Реке вода –
Клятву нашу прочную
Нарушить нам нельзя!

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

«Серебряная башня» – зд. иносказательно о подсвечнике.
Не замечаешь, что давно изменился мир… – аллюзия на легенду о Лю Чэне и Жуань Чжао, которые отправились однажды собирать травы в горах Тяньтайшань, а заблудились, повстречали двух волшебных фей, с которыми вступили в отношения. А когда, соскучившись по дому, вернулись, оказалось, что сменилось уже семь поколений. См. «Записи о тьме и свете» Лю И-цина (403 – 444): 劉義慶, 《幽明錄》).
«У ручья, где расцветают персики» – в сунских цы иносказательно о жилище певичек.
Если феникс в небесную высь воспарит – аллюзия на легенде о Нун Юй, дочери циньского Му-гуна (ум. 621 г. до н.э.) времён «Вёсен и осеней» (770 – 476/403), которая была выдана замуж за Сяо Ши, искусного в игре на флейте. Однажды Сяо Ши научился на флейте подражать голосу фениксов, и Му-гун повелел соорудит Башню фениксов, где бы они могли жить. Впоследствии, муж и жена, оседлав фениксов, вознеслись на небо. См. Лю Сян (77 – 6) «Жизнеописания небожителей»: 劉向, 《列仙傳》).
«Летучая паутинка иль ивы пушинка» – иносказательно о певичке.

宋 Сун

周邦彥《燭影搖紅•芳臉》

周邦彥 (1056 – 1121)

《燭影搖紅•芳臉勻紅》
芳臉勻紅,黛眉巧畫宮妝淺。風流天付與精神,全在嬌波眼。
早是縈心可慣。向尊前、頻頻顧眄。幾回想見,見了還休,爭如不見。
燭影搖紅,夜闌飲散春宵短。當時誰會唱陽關,離恨天涯遠。
爭奈雲收雨散。憑闌干、東風淚滿。海棠開后,燕子來時,黃昏深院。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ЧЖУИН ЯОХУН»

Душистое лицо румянами подкрашено ровно,
Искусно очерчены брови краскою чёрной –
Как у дворцовой служанки, неброский её наряд.
Будто дыханием ветра,
Где-то рядом с небом,
Душу свою обрела:
Вся – в прелестном, как волны, взгляде она.

Давно сердца́ наши связаны были,
Так что друг к другу уже мы привыкли:
За кубком хмельным
Часто-часто
Бросали друг на друга взгляды,
Несколько раз горели желаньем увидеться,
А увидевшись, вновь расставались –
Уж лучше бы не видались!..

Тени свечи́ качаются красной,
Пир ночной окончен – весенняя ночь коротка.
Тогда,
Кто́ мог заранее знать
«Песню о Янгуа́нь» –
Досада разлуки протянулась до края небес вдали,
Что́ теперь делать, коль тучи разошлись и дождь перестал!

Стою́, прислонившись к перилам –
Под ветром восточным слёзы лью:
После того как яблони расцветут,
Ласточкам время придёт прилетать,
А я́,
В сумерках жёлтых, в тенистом саду,
Всё буду стоять…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Янгуань – пограничная застава, располагавшаяся на далёкой северо-западной окраине Китая. Песня об этой заставе символизировала разлуку.
Тучи разошлись и дождь перестал – иносказательно: закончилось любовное свидание.

宋 Сун

周邦彥《還京樂•禁煙近》

周邦彥 (1056 – 1121)

《還京樂•禁煙近》

禁煙近,觸處浮香秀色相料理。正泥花時候,奈何客里,光陰虛費。
望箭波無際,迎風漾日黃雲委。任去遠,中有萬點,相思清淚。
到長淮底,過當時樓下,殷勤為說,春來羈旅況味。堪嗟誤約乖期,向天涯、
自看桃李。想而今,應恨墨盈箋,愁妝照水。怎得青鸞翼,飛歸教見憔悴。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ХУАНЬЦЗИН ЛЭ»

Близится день, когда запрещают разводить огонь:
Везде и всюду
Плывущие ароматы и красота цветов
Помогают друг другу –
Сейчас как раз время, когда цветы опьяняют.
Но, что поделать, если ты гость в чужом кра́е,
И дни, и ночи попусту тратишь!

Долго смотрю, как стрелою проносятся волны,
И нет им предела,
Как под ветром играют на ряби блики солнца,
А в небе
Проплывают жёлтые облака –
Пускай уносятся вдаль,
А с ними
И десять тысяч
Чистых слёз моих тоски о любимой…

Брожу у реки Хуа́й –
Там, где когда-то,
С теремом рядом,
Любезно и мило
Ей говорил я,
Что весной на чужбине
Жить мне придётся.
Как же мо́г я
Случайного уговора нарушить срок!

Теперь вот,
У края небес,
Гляжу одиноко на персик и сливу –
Тоскую ныне:
Должно быть, она́, в досаде,
Тушью лист письма покрывает,
И облик её печальный
В речной воде отражается.

Эх, ка́к получить бы
Зелёного феникса крылья,
Чтоб к ней полететь,
На личико её исхудалое
Посмотреть!..

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

У реки Хуа́й – т.е., у реки Хуайхэ́ на востоке Китая, между реками Янцзы и Хуанхэ́.

宋 Сун

周邦彥《瑞鶴仙•悄郊》

周邦彥 (1056 – 1121)

《瑞鶴仙•悄郊原帶郭》

悄郊原帶郭,行路永,客去車塵漠漠。斜陽映山落,斂餘紅、猶戀孤城闌角。
凌波步弱,過短亭、何用素約。有流鶯勸我,重解繡鞍,緩引春酌。
不記歸時早暮,上馬誰扶,醒眠朱閣。驚飆動幕,扶殘醉,繞紅藥。
嘆西園、已是花深無地,東風何事又惡?任流光過卻,猶喜洞天自樂。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ЖУЙХЭСЯНЬ»

Унылое предместье
Начинается прямо от городских ворот.
Прое́зжая дорога бесконечна,
Уехал гость,
Лишь пыль клубится за повозкой.

Закатное солнце,
Склон горы озаряя, заходит,
Алой зари остатки забрав.
Но цепляется всё же
За кривые перила башенок на стена́х
Сирого городка…

Льдинкой по волна́м
Мягко ступая,
Шла она мимо почтового яма.
К чему, непременно, – сказала, –
Сговариваться нам было зара́не?
Словно трелями иволги меня убеждала
Седло расшитое снова снять,
И не́ торопясь,
Весеннего выпить вина…

Не помню, но вернулся когда,
Уже ранние сумерки пали,
Кто́ подсадил меня на коня – не знаю:
Очнулся от сна я в красных палатах,
Страшный ветер полог раскачивал,
Хмель оставшийся прогнать помогая,
Вкруг пионов кружил.
Вздохнул я у западного окна –
Цветов густых уже нету.
Восточный ветер, зачем ты опять
Зло такое наделал?

Впрочем, пускай течёт себе время, уходит,
Но всё же,
Буду радоваться, в пещере бессмертных себя веселя…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Почтовая станция – в древности, через каждые пять ли от города стоял павильон для отдыха проезжающих.
Красные палаты – т.е., дом певички.
Пещера бессмертных – так приверженцы даосизма называли места обитания бессмертных. Зд. иносказательно о своём мирке.

宋 Сун

周邦彥《拜星月慢•夜色》

周邦彥 (1056 – 1121)

《拜星月慢•夜色催更》

夜色催更,清塵收露,小曲幽坊月暗。竹檻燈窗,識秋娘庭院。
笑相遇,似覺瓊枝玉樹相倚,暖日明霞光爛。水眄蘭情,總平生稀見。
畫圖中、舊識春風面。誰知道、自到瑤台畔。眷戀雨潤雲溫,
苦驚風吹散。念荒寒、寄宿無人館。重門閉、敗壁秋虫嘆。
怎奈向、一縷相思,隔溪山不斷。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «БАЙСИНЪЮЭ МАНЬ»

Краски ночи торопят стражу ночную,
Промыв, всю пыль собрала роса,
Над улочками кривыми и глухим переулком
Тускло светит луна.

Бамбуковые перила, светильник в окне –
Узнаю́ жилище Цю-ня́н.
Улыбалась, когда встретились с ней,
А я
Почувствовал, словно ветви из нефрита алого
С яшмового дерева прикоснулись ко мне,
Или тёплым днём светлая заря ярко засияла.
Глаза её – словно волны, чувства – что орхидея,
За целую жизнь ре́дко такую встретишь!

Лишь на рисунке
Весеннее личико прежде мне было знакомо,
Кто́ мог подумать,
Что сам окажусь я возле нефритовых чертогов?
Вспоминаю с любовью, как «дождём проливалась тёплая тучка»,
И горько, что яростный ветер
Ту тучку развеял…

Думаю, ка́к же пустынно и холодно –
Будто бы стал на ночлег в безлюдном подворье:
Двойные ворота плотно закрыты,
В стенах, разбитых,
Сверчки осенние плачут.

Но, ка́к так случилось,
Что ниточка дум моих о любимой,
Не рвётся,
Хоть нас разделяют и реки, и горы?..

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Стражу торопят – в древности в Китае, начиная с семи часов вечера до пяти часов утра, с промежутком в два часа, сторожа били в колотушки. Зд. в значении «торопят рассвет».
Цю-нян – иносказательно о певичке.
«Дождём проливалась тёплая тучка» – со времени написания Сун Юем (290? – 222?) своей оды «Горы высокие Тан», едва ли не самая частая аллюзия на любовное свидание в китайской поэзии.

宋 Сун

周邦彥《憶舊游•記愁橫淺》

周邦彥 (1056 – 1121)

《憶舊游•記愁橫淺黛》

記愁橫淺黛,淚洗紅鉛,門掩秋宵。墜葉驚離思,聽寒螿夜泣,亂雨瀟瀟。
鳳釵半脫雲鬢,窗影燭光搖。漸暗竹敲涼,疏螢照晚,兩地魂消。
迢迢,問音信,道徑底花陰,時認鳴鑣。也擬臨朱戶,嘆因郎憔悴,羞見郎招。
舊巢更有新燕,楊柳拂河橋。但滿目京塵,東風竟日吹露桃。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ИЦЗЮЮ»

Помню, печаль сковала брови в краске поблекшей,
Слёзы смочили румяна и пудру,
Заперты двери были ночью осенней.
Листва, опадая, тревожила мысль о разлуке.

Озябших цикад слышался плач ночной,
Дождь шумел моросящий.
Шпилька-феникс едва не выпала из тучи волос,
За окном, в свете свечи, тени качались.

Мало-помалу, во мраке, бамбук застучал холодный,
Редкие светлячки ночь освещали.
Врозь мы сегодня,
И душу, как будто бы потеряли.

Далеко он далёко.
Вестей бы о нём узнать,
Да цветами укрыты дороги и тропы,
Лишь изредка слышу, как позвякивают удила.

Хотела бы возле красных ворот постоять,
Вздыхая, что из-за любимого чахну,
И стыжусь я самой себя,
Если любимый снова поманит.

Ивы мост у реки подметают.
В старые гнёзда снова ласточки прилетели.
Только взор застилает пыль городская,
А ветер восточный целыми днями,
С цветущего персика росу сдувает…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

宋 Сун

周邦彥《隔浦蓮近拍•新篁》

周邦彥 (1056 – 1121)

《隔浦蓮近拍•新篁搖動翠葆》

中山縣圃姑射亭避暑作

新篁搖動翠葆,曲徑通深窈。夏果收新脆,金丸落,驚飛鳥。
濃靄迷岸草。蛙聲鬧,驟雨鳴池沼。
水亭小。浮萍破處,帘花檐影顛倒。綸巾羽扇,困臥北窗清曉。
屏里吳山夢自到。驚覺,依然身在江表。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ГЭПУЛЯНЬЦЗИНЬ ПАЙ»

СОЧИНИЛ В УЕЗНОМ ПАРКЕ БЛИЗ ГОР ЧЖУНШАНЬ,
В ПАВИЛЬОНЕ ГУШЭТИН, СПАСАЯСЬ ОТ ЖАРЫ

Бамбук молодой листвой изумрудно-густою качает,
Извилистой тропкой иду в глухое укромное место,
Чтоб летних плодов набрать свежих-хрустящих.

«Золотые пули» опадают,
Пролетающих птиц пугая.
В тумане густом еле ви́дны прибрежные тра́вы,
Лягушки, квакая, галдят,
Под шум дождя, что вдруг пролился над прудами.

Невелик на пруду павильон.
Там, где ряски разорван ковёр,
Занавески цветные
И тень от карниза
В воде отразились.

С веером в руке, в повязке головной,
Утомлён,
Лежу у северного окна на рассвете.
До горы Ушань, что на ширме, во сне я дошёл,
А проснувшись в испуге,
Понял вдруг ясно,
Что, по-прежнему, я
В Цзяннани…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

«Золотые пули» – плоды хурмы (Diospyros armata) напоминающие по форме пули.

宋 Сун

周邦彥《少年游•朝雲漠漠》

周邦彥 (1056 – 1121)

《少年游•朝雲漠漠散輕絲》

朝雲漠漠散輕絲,樓閣淡春姿。
柳泣花啼,九街泥重,門外燕飛遲。
而今麗日明金屋,春色在桃枝。
不似當時,小樓沖雨,幽恨兩人知。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ШАОНЯНЬЮ»

Утренние тучи безбрежны-бескрайни, тонкими нитями сеялся дождь,
Был бледен весенний вид
Вкруг терема за окном:
Ивы беззвучно плакали, цветы рыдали навзрыд,
Грязь толстым слоем лежала на всех улицах девяти,
Ласточки за ворота улететь не могли.

А ныне – яркое солнце, светло в золотых покоях,
Весна окрасила ветви персиков –
Совсем не так, как было тогда́,
В маленьком тереме,
Под пеленою дождя,
Когда оба узнали мы
Затаённую в сердце печаль…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Девять улиц – иносказательно об улицах города.

宋 Сун

周邦彥《芳草渡•昨夜里》

周邦彥(1056 – 1121)

《芳草渡•昨夜里》

別恨

昨夜里,又再宿桃源,醉邀仙侶。聽碧窗風快,疏帘半卷愁雨。
多少離恨苦,方留連啼訴。鳳帳曉,又是匆匆,獨自歸去。
愁睹。滿懷淚粉,瘦馬沖泥尋去路。謾回首、煙迷望眼,依稀見朱戶。
似痴似醉,暗惱損、憑欄情緒。澹暮色,看盡棲鴉亂舞。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ФАНЦАОДУ»

ДОСАДА РАЗЛУКИ

Прошлой ночью снова
В «Персиковом источнике» ночевал –
Попьянствовать «феи волшебные» пригласили.
За окном с кисеёй изумрудной ветер быстрый свистад,
За занавеской редкой, полуоткрытой,
Дождь шёл печальный –
Насколько ж досада разлуки была горька,
Что, не в силах расстаться,
Жалуясь, в голос пла́кал.
За пологом с фениксами – рассвет, вновь пришёл быстро-нежданно,
А я
В одиночестве
Домой возвращаюсь.

Смотрю печально –
Вся грудь в слезах и пудре,
Тощая кляча месит грязь,
Разыскивая путь обратный.
Неспеша оглянулся назад –
Сквозь смутный туман глядел во все глаза,
Словно помешанный или пьяный…

От мрачной досады устав,
Стою,
К перилам прислонясь,
Не в настроенье,
В сумерках тихих слежу
Как вороны, на ветках гнездясь,
В беспорядке кру́жат…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

«Персиковый источник» – зд. иносказательно о тереме певичек.
«Волшебные феи» – иными словами, певички.

宋 Сун

周邦彥《夜飛鵲•河橋送人》

周邦彥 (1056 – 1121)

《夜飛鵲•河橋送人處》

別情

河橋送人處,涼夜何其。斜月遠墮余輝,銅盤燭淚已流盡,霏霏涼露沾衣。
相將散離會,探風前津鼓,樹杪參旗。花驄會意,縱揚鞭,亦自行遲。
迢遞路回清野,人語漸無聞,空帶愁歸。何意重經前地,遺鈿不見,斜徑都迷。
兔葵燕麥,向斜陽,影與人齊。但徘徊班草,欷歔酹酒,極望天西。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ЕФЭЙЦЮЭ»

ГОРЕЧЬ РАЗЛУКИ

На реке, у моста, любимую провожал,
Как же та ночь была холодна!
Склонившись вдали, луна
Лучи остатние роняла,
В подсвечнике медном уже пролила
Все слёзы свои свеча,
Густая-густая
Холодная роса
Намочила платье.

Собрались и разошлись после пира прощального,
Под ветром прислушивались к звуку барабана на переправе,
А звёзды Шэньци показались уже над макушкой деревьев.
Мой конь чёрно-пегий будто мысли мои понимает –
Даже если взмахну я плетью, всё равно он бредёт еле-еле.

Далёкая-дальняя дорога по тихим просёлкам петляла,
Говор людской постепенно становился чуть слышен,
По пустынным местам я возвращался в печали:
К чему вновь идти туда, где прежде бывали?
Потерянную брошь не найти –
Кривые тропинки туман все укрыл.

Актиния, да овёс…
В косых лучах заходящего солнца
Тени их с человеческой тенью вровень.
Бесцельно брожу по травам разноцветным,
В слезах лью вино на землю,
Вдаль гляжу на запад неба…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Звёзды Шэньци – созвездие Шэнци, в начале осени появляются на небосклоне перед рассветом.
Потерянная брошь – иносказательно о любимой.

宋 Сун

周邦彥《解連環•怨懷無托》

周邦彥 (1056 – 1121)

《解連環•怨懷無托》

怨懷無托,嗟情人斷絕,信音遼邈。縱妙手、能解連環,似風散雨收,
霧輕雲薄。燕子樓空,暗塵鎖、一床弦索。想移根換葉,盡是舊時,手種紅藥。
汀洲漸生杜若。料舟移岸曲,人在天角。謾記得、當日音書,把閑語閑言,
待總燒卻。水驛春回,望寄我、江南梅萼。拼今生,對花對酒,為伊淚落。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ЦЗЕЛЯНЬХУАНЬ»

Обиду тайную некому мне поверить,
Как жаль, что с любимой порваны отношенья –
Весточки-пи́сьма где-то далёко-далёко.
Пусть бы даже был я искусен,
И сумел разомкнуть соединённые кольца,
Но ведь после того, как ветер затих и дождь перестал,
Остаётся лёгкая дымка и редкие облака…

Терем Ласточки опустел,
Тёмная пыль замо́к покрыла.
На подставке лежит музыкальный инструмент –
Похоже, «пересадили корень, сменились листья».
Повсюду – всё, как и прежде,
Даже пион, что посадила рукой своею…

На отмели песчаной, мало-помалу,
Разрослись ароматные тра́вы.
Наверное, в лодке она плывёт
Вдоль извилистых берегов,
И теперь уж у неба в углу самом дальнем.
И вспоминать мне о ней напрасно:
Тех дней письма её и слова –
Всё это речи пустые, да праздная болтовня –
Уж лучше б дождалась, когда я сгорю дотла.

На станцию почтовую у реки вернулась весна,
Жду, что пришлёт мне она
Из Цзяннани бутон мэйхуа:
Жизнь такая мне не нужна –
Среди цветов, за вином –
Слёзы роняю я и́з-за неё

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Разомкнуть соединённые кольца – аллюзия на эпизод из «Планов сражающихся царств». См. 《戰國策·齊策六》.
Терем Ласточки – зд. иносказательно о доме, где жила любимая.
Пересадили корень, сменились листья – иными словами, любимая уехала.

宋 Сун

周邦彥《齊天樂•綠蕪凋盡》

周邦彥 (1056 – 1121)

《齊天樂•綠蕪凋盡台城路》

秋思

綠蕪凋盡台城路,殊鄉又逢秋晚。暮雨生寒,鳴蛩勸織,深閣時聞裁剪。雲窗靜掩。嘆重拂羅裀,頓疏花簟。尚有綀囊,露螢清夜照書卷。
荊江留滯最久,故人相望處,離思何限。渭水西風,長安亂葉,空憶詩情宛轉,憑高眺遠。正玉液新篘,蟹螯初薦。醉倒山翁,但愁斜照斂。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ЦИТЯНЬЛЭ»

ОСЕННИЕ ДУМЫ

Густая зелёная поросль
Поблекла совсем вдоль дороги к Тайчэну –
В чужой стороне я
Вновь встречаю позднюю осень.
К вечеру – дождь, и почувствовал холод.

Стрёкот сверчков
Ткать полотно призывает,
В тайных покоях, изредка слышу,
Ножницами раскраивают платья.
За окнами в узорах облаков, тихо – закрыты.

Вздохнув, пыль вновь стряхну
С подстилки шелко́вой,
Ночь проведу
На циновке узорной.
Холщовый мешочек есть у меня –
Светлячки ясной ночью
Книги свиток будут мне освещать.

Дольше всех задержался я в Цзинцзя́не,
Там, где со старым другом,
Смотрели мы друг на друга –
Сколько дум передумал
После разлуки!

Над Вэйшуй дует западный ветер,
Кру́жит листва над «Чанъанью»,
Что́ вспоминать о поэтическом чувстве –
Сломалось…

Вдаль погляжу, поднявшись на башню,
«Яшмовый сок» вновь процежу,
Вино закушу́ клешнёю краба,
Подобно Горному Старцу,
Свалюсь я пьяным –
Только б тоску
Закатное солнце
С собою забрало…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Тайчэн – старое название города Цзинлина (современный Наньцзин в провинции Цзянсу).
Цзинцзян – название округа в провинции Хубэй.
Вэйшуй – река в провинции Шэньси.
«Чанъань» – зд. иносказательно о столице сунского Китая городе Бяньцзине.
«Яшмовый сок» – иносказательно о вине.
Горный Старец – он же цзиньский Шань Цзянь, большой любитель выпить вина. См. 《晉書》• 卷四十三。

宋 Сун

周邦彥《瑣窗寒•暗柳啼鴉》

周邦彥 (1056 – 1121)

《瑣窗寒•暗柳啼鴉》

暗柳啼鴉,單衣佇立,小帘朱戶。桐花半畝,靜鎖一庭愁雨。
洒空階、夜闌未休,故人剪燭西窗語。似楚江暝宿,風燈零亂,少年羈旅。
遲暮,嬉游處。正店舍無煙,禁城百五。旗亭喚酒,付與高陽儔侶。
想東園、桃李自春,小唇秀靨今在否?到歸時、定有殘英,待客攜尊俎。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «СОЧУАН ХАНЬ»

В тёмных ивах воро́ны кричат…
В лёгком платье долго стою́
Возле маленькой занавески у красных ворот.
Цветущий утун захватил сада половину му.
Неслышно закрыл этот двор тоскливый дождь –
На пустые ступени льёт,
И ночью глубокой не перестаёт…
С любимой, когда́,
Сняв со свечей нагар,
Поговорить мы сможем у западного окна?

Похоже на то́, как тогда́, на чуской реке,
Ночью, на постоялом дворе,
Пламя свечи под ветром металось –
Когда в юности по свету скитался…

Теперь, на склоне лет,
Гуляю ради забавы.
Хотя сейчас
Над двором постоялым
Не видно ни дымка –
В Запретном городе сто пятый день отмечают –
Но флаги над павильоном зовут выпить вина
С гаоянскими друзьями.

Вспомнил восточный сад…
Персик и слива в нём сами весну встречают.
А та,
С маленькими губками и ямочками на щеках,
Ныне всё та́ же?

Когда я вернусь,
Непременно она соберёт
Цветов увядших,
Ожидая гостя, мне поднесёт
Вина и мяса…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Утун – название дерева, вид платана.
Му – старинная китайская мера земельной площади, приблизительно 0.07 га.
С любимой, когда… – аллюзия на стихотворение Ли Шан-иня (813 – 858) «Ночью, в дождь, пишу на север»:

李商隱 (813 – 858)

《夜雨寄北》

君問歸期未有期,巴山夜雨漲秋池。
何當共剪西窗燭,卻話巴山夜雨時。

ЛИ ШАН-ИНЬ (813 – 858)
 
НОЧЬЮ, В ДОЖДЬ, ПИШУ НА СЕВЕР

Если спросишь: вернусь я когда, то отвечу: не знаю срока.
Пруд пустынный в ночных горах наполняет дождями осень.
Так, когда же с тобой опять посидеть у окна мы сможем,
И, снимая с свечей нагар, вспоминать этот дождь и осень?

(Перевод мой. – В.С.)
 
Чуская река – зд. иносказательно о Янцзы.
Запретный город – центральная часть столицы, где расположен императорский дворец.
Не видно ни дымка – потому что в течение трёх дней перед праздником цинмин запрещалось разводить огонь для приготовления еды.
Сто пятый день отмечают – иносказательно о дне Холодной пищи, который отмечали на сто пятый день после зимнего солнцестояния.
Флаги над павильоном зовут выпить вина – в старину над питейными заведениями вывешивали флаги, чтобы неграмотный люд мог понять, что здесь продают вино.
Гаоянские друзья – аллюзия на эпизод из «Исторических записок» Сыма Цяня (145/135 – 86/85), в котором упоминается один из сподвижников основателя династии Хань Лю Бана (256/247 – 195) – Ли И-цзи (ок.268 – ок.204), который, в ответ на вопрос о том, кто́ он, ответил: «Я – гаоянский пьянчужка, а не учёный!» См. 《史記•卷九十七•酈生陸賈列傳》。
Гаоян – сейчас – уезд городского округа Баодин провинции Хэбэй.

宋 Сун

周邦彥《解語花•風消焰蠟》

周邦彥 (1056 – 1121)

《解語花•風消焰蠟》

元宵

風消焰蠟,露浥紅蓮,花市光相射。桂華流瓦。纖雲散,耿耿素娥欲下。衣裳淡雅。看楚女纖腰一把。簫鼓喧,人影參差,滿路飄香麝。
因念都城放夜。望千門如晝,嬉笑游冶。鈿車羅帕。相逢處,自有暗塵隨馬。
年光是也。唯隻見、舊情衰謝。清漏移,飛蓋歸來,從舞休歌罷。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ЦЗЕЮЙХУА»

НОЧЬ ПРАЗДНИКА ФОНАРЕЙ

Пламя свечи погасло под ветром,
От росы намокли красные лотосы-фонари –
На рынке цветочном ярким блеском
Друг на друга светят они.

«Коричник» сияет – свет льётся на черепицу крыш,
Редкие облака разошлись –
Ясная-светлая, Белая Дева,
Кажется, хочет спуститься на землю.

Платья красавиц просты, но изящны –
Любуюсь чускими девами с тонкой талией,
Такими, что поме́стятся на ладони.
Кругом – шум флейт и барабанов,
Колышутся тени прохожих,
А над улицей
Ароматы мускуса ветром разносит…

Вспомнилась вдруг «разрешённая ночь» в столице:
Долго глядел на тысячи ворот, словно то было днём –
Смех и веселье, гулянье и чаровницы,
В золочёном экипаже заметил шёлковый платок…

Да… От места, где встретились мы,
Осталась лишь тёмная пыль, что вслед за конём летит.
Годы идут, как и прежде,
Да, только смотрю –
Прежние чувства мои в упадок пришли, одряхлели –
Ведь часы водяные вперёд двигают время.
В экипаже крытом, домой поспешу –
Не стану ждать, когда кончатся танцы
И песни допоют…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

«Коричник» – согласно мифу, на луне растёт коричное дерево, отсюда «коричник» – иносказательно о луне.
Белая Дева – то же иносказательно о луне.
Чуские девы – аллюзия на стихотворение Ду Му (803 – 853) «Разгоняю тоску»:

杜牧 (803–853)

遣懷

落魄江湖載酒行,楚腰纖細掌中輕。
十年一覺颺州夢,贏得青樓薄幸名。

ДУ МУ (803 – 853)

РАЗГОНЯЮ ТОСКУ

С увядшей душой, по озёрам и рекам брожу, нагрузившись вином,
Здесь «чуские талии» так легки – поднимешь одной рукой!
Лет десять прошло, и вдруг озарило: то был лишь Янчжоуский сон!
Гуляки теперь в теремáх зелёных я славу себе приобрёл…

(Перевод мой. – В.С.)

Чуские талии – аллюзия на пассаж в «Хань Фэй-цзы» (III в. до н.э. – В.С.) 《韓非子•二柄》: «Чуский Лин-ван (? – 529 г. до н.э. Само княжество Чу существовало с VIII по III вв. до н.э. – В.С.) любил [девушек] с тонкой талией, и в княжестве многие [из них] сидели на голодной диете, [в надежде стать наложницами правителя]»: 「楚靈王好細腰,而國中多餓人」. Зд. иносказательно о местных проститутках.
Поднимешь одной рукой – намёк на другого любителя женских прелестей, ханьского Чэн-ди (51 – 7). В «Жизнеописании Летящей ласточки» 《飛燕外傳》 говорится, что «телом она была так легка, что могла танцевать на ладони»: 「體輕,能為掌上舞」. Тоже похвала местным «певичкам».
Лет десять прошло… На самом деле, поэт провёл в Янчжоу всего три года, с 833 по 835.
Янчжоуский сон – т.е. развлечениями в Янчжоу.
В термах зелёных – иными словами, в публичных домах.
«Разрешённая ночь» – в древности людям запрещалось ходить по городу в ночное время. Исключением была ночь пятнадцатого дня первого лунного месяца, когда этот запрет снимался.

宋 Сун

柳永《歸朝歡•別岸扁舟》

柳永 (987? – 1053?)

《歸朝歡•別岸扁舟三兩隻》

別岸扁舟三兩隻。葭葦蕭蕭風淅淅。沙汀宿雁破煙飛,溪橋殘月和霜白。
漸漸分曙色。路遙山遠多行役。往來人,隻輪雙槳,盡是利名客。
一望鄉關煙水隔。轉覺歸心生羽翼。愁雲恨雨兩牽縈,新春殘臘相催逼。
歲華都瞬息。浪萍風梗誠何益。歸去來,玉樓深處,有個人相憶。

ЛЮ ЮН (987? – 1053?)

НА МОТИВ «ГУЙЧЖАОХУАНЬ»

На береге дальнем две-три маленьких лодки,
Ветра свист, да шорохи тростника.
Дикие гуси, спавшие на песчаной отмели,
Сквозь клочья тумана улетают вдаль.
Над мостом у ручья
Ущербная луна –
Словно иней, бела.

Мало-помалу,
Краски рассвета различать начинаю.
Дорога тянется вдаль, к горам далёким –
Служилого люда на ней уже много:
Туда и обратно идущие люди,
Кто в повозках, кто в лодках,
Всё это – искатели славы и выгоды гости.

Взгляну туда, где родные заставы –
Туман и река их от меня отделяют,
Но чем дальше, тем больше тоскую о доме –
Словно крылья рождаются за спиною:
Тучки печаль и дождя досада
Крепко друг с другом связаны.

Новая весна конец года торопит –
Время года меняется в мгновение ока:
В ряске на волнах иль в дереве, сломанном ветром,
Есть ли польза какая, в самом-то деле?
Эх, домой бы вернуться!
Там в яшмовом тереме,
В тайных покоях,
Есть некто,
Кто меня помнит…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.