宋 Сун

陳亮《虞美人•東風蕩飏》

陳亮 (1143 – 1194)

《虞美人•東風蕩飏輕雲縷》

春愁

東風蕩飏輕雲縷,時送蕭蕭雨。
水邊台榭燕新歸,一口香泥濕帶落花飛。
海棠糝徑鋪香繡,依舊成春瘦。
黃昏庭院柳啼鴉,記得那人和月折梨花。

ЧЭНЬ ЛЯН (1143 – 1194)

НА МОТИВ «ЮЙ МЭЙЖЭНЬ»

ВЕСЕННЯЯ ТОСКА

Под ветром восточным реют-плывут
Тонкие, как нитка, облака – провожают дождь, прошумевший.
К шатру на башне на берегу ласточки вновь прилетели,
С глиной душистою в клювах.
Как будто –
Это опавшие цветы, намокшие,
Снова взлетели.

Яблонь рассыпанные лепестки,
Тропу, как парчой ароматной, укрыли –
И ныне, как, бывало, и прежде,
Весна одряхлела.

В сумерках жёлтых, среди ив во дворе,
Каркают воро́ны –
Вспоминают, наверно, того,
Кто, под луною,
Сломил ветку груши,
Цветущей…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

宋 Сун

晏殊《破陣子•燕子來時》

晏殊 (991 – 1055)

《破陣子•燕子來時新社》

燕子來時新社,梨花落后清明。
池上碧苔三四點,葉底黃鸝一兩聲。
日長飛絮輕。
巧笑東鄰女伴,採桑徑里逢迎。
疑怪昨宵春夢好,原是今朝斗草贏。
笑從雙臉生。

ЯНЬ ШУ (991 – 1055)

НА МОТИВ «ПОЧЖЭНЬЦЗЫ»

Ласточки прилетели к празднику середины весны,
А облетят цветы груши, наступит праздник цинмин.

У пруда́ –
Изумрудного мха
Три-четыре пятна,
Среди листвы
Иволги одна-две трели слышны.
Дни – долгие,
Пушинки ивы летают,
Лёгкие.

С улыбкой лукавой, подружки-соседки,
Что ту́ты срывали, на тропинке встретились.
– Не иначе, как ночью вчерашней,
Весенний сон тебе приснился сладкий,
Или же нынешним утром
Выиграла состязание в травах? –
Спросила одна, во всё лицо улыбаясь.

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Праздник середины весны (День жертвоприношения духу земли) – отмечался на пятый день под знаком 戊 второго лунного месяца.
Праздник цинмин – весенний праздник, отмечался в первой половине третьего лунного месяца.
Состязание в травах – игра, подбор поэтических названий для трав и цветов.

宋 Сун

晏殊《蝶戀花•檻菊愁煙》

晏殊 (991 – 1055)

《蝶戀花•檻菊愁煙蘭泣露》

檻菊愁煙蘭泣露,羅幕輕寒,燕子雙飛去。
明月不諳離恨苦,斜光到曉穿朱戶。
昨夜西風凋碧樹,獨上高樓,望盡天涯路。
欲寄彩箋兼尺素,山長水闊知何處?

ЯНЬ ШУ (991 – 1055)

НА МОТИВ «ДЕЛЯНЬХУА»

Возле перил – хризантемы в тумане печальном,
Орхидеи в росе, как в слезах,
Там, за пологом шёлковым, стало прохладно –
Ласточки па́рами улетают вдаль.

Яркой луне незнакомо
Горькое чувство разлуки –
Косые лучи до рассвета
За красные двери льются.

Ночью минувшей, западный ветер,
Срывал изумруд с деревьев.
Стою одиноко, взойдя на высокую башню,
Взгляд обрывая, смотрю на дорогу у края неба –
Послать бы письмо на цветной бумаге,
Да горы длинны и реки безбрежны –
Куда́ посылать, ка́к узнаешь?..

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

宋 Сун

晏殊《清平樂•金風細細》

晏殊 (991 – 1055)

《清平樂•金風細細》

金風細細,葉葉梧桐墜。
綠酒初嘗人易醉,一枕小窗濃睡。
紫薇朱槿花殘,斜陽卻照闌干。
雙燕欲歸時節,銀屏昨夜微寒。

ЯНЬ ШУ (991 – 1055)

НА МОТИВ «ЦИНПИНЛЭ»

Под ветром золотым, тихим-тихим,
Уту́н, один за одним, роняет листья.
Вина зелена́ едва пригубила, и быстро опьянела,
На изголовье у окошка сон одолел меня крепкий.

Цветы сирени индийской и розы китайской увяли,
Косые лучи закатного солнца перила озаряют.
И па́рам ласточек время пришло улетать –
За ширмой серебряной,
Ночью вчерашней,
Стало уже холодать…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Золотой ветер – иносказательно об осеннем ветре.

宋 Сун

謝逸《菩薩蠻•暄風遲日》

謝逸 (? – 1113)

《菩薩蠻•暄風遲日春光鬧》

暄風遲日春光鬧,葡萄水綠搖輕棹。
兩岸草煙低,青山啼子規。
歸來愁未寢,黛淺眉痕沁。
花影轉廊腰,紅添酒面潮。

СЕ И (? – 1113)

НА МОТИВ «ПУСАМАНЬ»

Тёплый ветер, долгие дни – весна дала себе волю,
На водах зелёных – виноградном вине – лёгкая лодка.
На оба берега, на травы, опустился туман,
Кукушки крик раздаётся в зелёных горах.

Вернулась к себе, а печаль всё не́ отступает,
Бледная краска оставила след меж бровями.
Тени цветов придвинулись к углу галереи,
Красного больше стало на лице, захмелевшем…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

宋 Сун

賀鑄《減字浣溪沙•閑把琵》

賀鑄 (1052 – 1125)

《減字浣溪沙•閑把琵琶舊譜尋》

閑把舊譜尋,四弦聲怨卻沉吟。燕飛人靜畫堂深。
欹枕有時成雨夢,隔帘無處說春心。一從燈夜到如今。

ХЭ ЧЖУ (1052 – 1125)

НА МОТИВ «ЦЗЯНЬЦЗЫ ХУАНЬСИША»

Рассеянно держу в руках пипа́, старую мелодию играю,
Четыре струны обидой звучат, будто бы горько плачут –
И ласточки улетели, в покоях узорных глубоких одна́ я.

Иной раз, склонившись к подушке, о дожде увижу сновиденье,
Но некому мне за занавеской открыть своё весеннее сердце –
С са́мого праздника фонарей и по сегодняшний вечер…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Пипа́ – род четырёхструнной лютни.
О дожде… сновиденье – иносказательно о любовном свидании, аллюзия на «Горы высокие Тан» Сун Юя.
Открыть весеннее сердце – т.е, признаться в любви.
Праздник фонарей – пятнадцатого числа первого лунного месяца.

宋 Сун

賀鑄《石州慢•薄雨收寒》

賀鑄 (1052 – 1125)

《石州慢•薄雨收寒》

薄雨收寒,斜照弄睛,春意空闊。長亭柳色才黃,遠客一枝先折。
煙橫水際,映帶幾點歸鴻,平沙消盡龍荒雪。猶記出關來,恰如今時節。
將發。畫樓芳酒,紅淚清歌,頓成輕別。回首經年,杳杳音塵都絕。
欲知方寸,共有幾許新愁?芭蕉不展丁香結。枉望斷天涯,兩厭厭風月。

ХЭ ЧЖУ (1052 – 1125)

НА МОТИВ «ШИЧЖОУ МАНЬ»

Слабый дождь забрал с собой холода.
Косые лучи заката в проясневших небесах –
Дыханье весны повсюду.
У Павильона разлуки
Цвет ивы сменился на жёлтый –
Но гость издалёка
Уже ветку одну обломил.

Туман расстилается над водой,
Над ним –
Несколько точек гусей перелётных,
Летящих обратно, домой.

На ровных песках растаял
Полностью снег пустыни,
А я́ вновь вспоминаю,
Как уезжал на границу –
Точно такое же время года
И тогда́ было…

Да, когда отправлялся…
Терем узорный, вино ароматное,
Красные слёзы, без музыки песни,
И вдруг – легко расстались мы.

Оглянусь назад, на прошедшие годы,
Далёкий-далёкий шум голосов, и пыль из-под ног на дорогах
Исчезли бесследно.
Знаешь ли ты, ско́лько в сердце
Скопилось новых печалей?
Словно, банан ещё не раскрылся, а сирень уже отцвела…

Смотрю понапрасну на неба края,
Обрывая взгляд –
И там, и тут спокойны и ти́хи
И ветер, и луна…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Павильон разлуки – почтовая станция, ям.
Цвет ивы сменился на жёлтый – потому что ива зацвела.
Ветку уже обломил – по обычаю, уезжающему вручали на память ветку ивы.
Шум голосов и пыль из-под ног – иносказательно о письме, вести.
Банан ещё не раскрылся, а сирень уже отцвела – цитата из стихотворения Ли Шан-иня (перевод см. ниже).

李商隱 (813 – 858)

《代贈二首》

其一

樓上黃昏欲望休,玉梯橫絕月中鉤。
芭蕉不展丁香結,同向春風各自愁。

ЛИ ШАН-ИНЬ (813 – 858)

ВМЕСТО ПОДАРКА

На башне, в сумерках жёлтых, перестану я вдаль смотреть –
Уже по ступеням яшмовым луны крючок  льёт свой свет.
Банан ещё не раскрылся, а сирень уже отцвела –
Но у обоих ветер весенний равно́ вызывает печаль…

(Перевод с китайского мой. – В.С.)

宋 Сун

萬俟詠《木蘭花慢•恨鶯花》

萬俟詠 (宋)

《木蘭花慢•恨鶯花漸老》

恨鶯花漸老,但芳草、綠汀洲。縱岫壁千尋,榆錢萬疊,難買春留。
梅花向來始別,又匆匆結子滿枝頭。門外垂楊岸側,畫橋誰系蘭舟?
悠悠。歲月如流。嘆水覆、杳難收。憑畫欄,往往抬頭舉眼,都是春愁。
東風晚來更惡,怕飛紅拍絮入書樓。雙燕歸來問我,怎生不上帘鉤?

МОЦИ ЮН (дин. Сун)

НА МОТИВ «МУЛАНЬХУА МАНЬ»

Жаль: цветы и иволги мало-помалу стареют,
Лишь ароматные травы на отмели зеленеют.
Горные кручи вздымаются на тысячу сюнь,
Крылаток вяза, будто монеток – десять тысяч штук,
Но трудно купить на них то́, что удержало б весну.

И с цветами сливы скоро придётся расстаться –
Вновь, быстро-поспешно,
Завязи плодов облепят ветви.
За воротами – ивы плакучие на берегу,
У моста́ узорного, не знаю, кто́ привязал орхидейную ладью?

Тоскливо-тоскливо…
Годы и луны подобны потоку –
Увы мне!
Воду прольёшь – исчезнет, и трудно собрать.
Стою́ у перил узорных,
И часто-часто, голову подняв,
Вперяю вдаль свой взгляд,
Но всюду – лишь весенняя печаль.

Восточный ветер к вечеру поднялся –
Ещё больше меня разозлил:
Боюсь, алые облетят лепестки,
Да ивовый пух в кабинет постучит.
Пара ласточек тут вернулась обратно,
И спросила меня:
Почему я не по́днял занавески на крючках?..

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Сюнь – мера длины, равная восьми чи (0.3 м).
Крылатки вяза по форме напоминают монеты.

宋 Сун

黃孝邁《湘春夜月•近清明》

黃孝邁 (南宋)

《湘春夜月•近清明》

湘春夜月

近清明,翠禽枝上消魂。可惜一片清歌,都付與黃昏。
欲共柳花低訴,怕柳花輕薄,不解傷春。
念楚鄉旅宿,柔情別緒,誰與溫存?
空尊夜泣,青山不語,殘照當門。
翠玉樓前,惟是有、一波湘水,搖蕩湘雲。
天長夢短,問甚時、重見桃根?
者次第、算人間沒個並刀,剪斷心上愁痕。

ХУАН СЯО-МАЙ (дин. Южная Сун)

НА МОТИВ «СЯНЧУНЬ ЕЮЭ»

НА РЕКЕ СЯН, ВЕСНОЙ, НОЧЬЮ, ПОД ЛУНОЙ

Скоро праздник цинмин
Изумрудные птицы на ветках деревьев сводят с ума.
Только жаль –
Эти песни без музыки
Доверяют они жёлтым сумеркам.

Хотел бы с ивовым пухом,
Тихим голосом поговорить я,
Да, боюсь, ивовый пух легкомыслен,
Не поймёт, как ранит меня весна.

Весь в думах о том, что в чу́ской стране
Ночую на постоялом дворе…
Нежные чувства, горечь разлуки,
С кем разделить смогу я?

В кубке пустом – ночные слёзы,
Чёрные горы безмолвны,
Гаснут лучи закатной луны –
Озаряют ворота.

Пред теремом изумрудным –
Лишь волны Сяншуй, на которых качается тучка.
День бесконечен, но коротко сновиденье,
Кого бы спросить, когда́,
Вновь увидеть смогу «корень персика» я?

И в этих-то муках, я знаю наверно,
Что нет у людей бинчжо́уского ножа,
Чтобы им от сердца отрезать
Печаль…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Праздник цинмин («ясные дни») – отмечался в первой половине третьего лунного месяца.
Чу́ская страна – зд. иносказательно о провинции Хунань.
Река Сян (Сянцзя́н, Сяншу́й) – река в той же провинции.
«Корень персика» – иносказательно о любимой.
Бинчжо́уский нож – отличался необычайной остротой.

宋 Сун

楊炎正《蝶戀花•離恨做成》

楊炎正 (1145 – ?)

《蝶戀花•離恨做成春夜雨》

別范南伯

離恨做成春夜雨。添得春江,刬地東流去。
弱柳系船都不住。為君愁絕聽鳴櫓。
君到南徐芳草渡。想得尋春,依舊當年路。
後夜獨憐回首處。亂山遮隔無重數。

ЯН ЯНЬ-ЧЖЭН (1145 – ?)

НА МОТИВ «ДЕЛЯНЬХУА»

РАССТАЮСЬ С ФАНЬ НАНЬ-БО

Горечь разлуки
Стала весенним ночным дождём –
Весеннюю реку
Ещё больше по́лнит она водой,
Ту реку, что, как и прежде,
Всё на восток течёт.

Нежными ветками ивы
Лодку привяжешь, но не удержишь –
И вот уже, в печали бесконечной,
Я слушаю плеск вёсел вдалеке.

Приедешь в Наньсюй, где тра́вы душистые у переправы,
Там, наверное, будешь любоваться весной –
Будешь бродить по тем же тропинкам, по которым, когда-то,
Бродили с тобой.

А я, и позднею ночью,
Всё буду жалеть о тебе, одинокий,
И, оглянувшись назад, стоять.
Нагроможденье гор мешает мне и разделяет нас –
Их столько, что и не́ пересчитать…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Наньсюй – сокр. город Сучжоу, провинция Цзянсу.

宋 Сун

楊炎正《水調歌頭•把酒對》

楊炎正 (1145 – ?)

《水歌頭•把酒對斜日》

把酒對斜日,無語問西風。胭脂何事,都做顏色染芙蓉。
放眼暮江千頃,中有離愁萬斛,無處落征鴻。
天在闌干角,人倚醉醒中。
千萬里,江南北,浙西東。吾生如寄,尚想三徑菊花叢。
誰是中州豪杰,借我五湖舟楫,去作釣魚翁。
故國且回首,此意莫匆匆。

ЯН ЯНЬ-ЧЖЭН (1145 – ?)

НА МОТИВ «ШУЙДЯО ГЭТОУ»

С вином в руке,
Стою в косых лучах закатных,
Спрошу без слов я ветер западный:
Румянами, зачем, окрасились
У лотоса цветы?

Смотрю я вдаль: река вечерняя на сотни цин,
И в ней – тоски разлуки десять тысяч ху,
И места нет, где б перелётный гусь
Мог опуститься, отдохнуть.
Лишь небо за углом перил,
И человек – ни трезв, ни пьян – стои́т…

На тысячи, десятки тысяч ли
Раскинулась Река на север и на юг,
То на восток свернёт,
А то – на запад.
Пусть наша жизнь похожа на постой –
С почтением глубоким вспоминаю
Те три тропинки среди пышных хризантем.

Но ныне, кто́
На равнине центральной – герой?
А если, допустим, на лодке с веслом,
По озёрам Уху́ и я́ уплыву,
Чтоб старым сделаться рыбаком?..

На родину ещё раз оглянусь я,
И мыслей этих торопить не буду…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Румянами, зачем окрасились у лотоса цветы? – ведь уже осень…
Цин – мера площади, равная примерно 6.7 га.
Ху – мера сыпучих или жидких тел, в древности была равна примерно 100 л, позже – около 50 л.
Река – зд. река Хуанхэ.
С почтением глубоким вспоминаю те три тропинки среди пышных хризантем – аллюзия на оду Тао Юань-мина (365 — 427) «Возвратился к полям и садам».
Центральная равнина – иносказательно: Китай.
Уху́ (кит. Пять озёр) – другое название Великих озёр (кит. Тайху) в пров. Цзянсу.
Чтоб старым сделаться рыбаком – аллюзия на Фань Ли, советника правителя государства Юэ периода Вёсен и Осеней (770 – 476/403). По легенде вместе с легендарной красавицей Си Ши отплыл на рыбацкой лодке в туман озера Тайху́, после чего их никто никогда больше не видел. См. Чжао Е. «Вёсны и Осени государств У и Юэ».