五代 Пять династий

李煜《長 相思•雲一緺》

李煜 (937 – 978)

《長 相思•雲一緺》

雲一緺,玉一梭,淡淡衫兒薄薄羅。輕顰雙黛螺。
秋風多,雨相和,帘外芭蕉三兩窠。夜長人奈何!

ЛИ ЮЙ (937 – 978)

НА МОТИВ «ЧАНСЯНСЫ»

Словно облако – пучок воло́с,
Яшмовая шпилька, как веретено,
Светлое-светлое платье тонкого-тонкого шёлка,
Слегка нахмурена пара «чёрных улиток» – брови.

Ветра осеннего много,
Дождь ему вто́рит,
За занавеской – банана два-три листа.
Ночь так длинна́, и ка́к с этим мне совладать!..

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.

«Чёрные улитки» – иносказательно о подведённых чёрной тушью бровях красавицы.

宋 Сун

石孝友《浪淘沙•好恨這風》

石孝友 (南宋)

《浪淘沙•好恨這風兒》

好恨這風兒,催俺分離!
船兒吹得去如飛,因甚眉兒吹不展?
叵耐風兒!
不是這船兒,載起相思?
船兒若念我孤恓?載取人人篷底睡,
感謝風兒!

ШИ СЯО-Ю (дин. Южная Сун)

НА МОТИВ «ЛАНТАОША»

Как ненавижу я этот ветер,
Который торопит с тобою расстаться!
В паруса моей лодки дует, и та, будто вдаль улетает.
Но почему, дуновеньем, не может он брови мои расправить?
Ненавистный ветер!

Ведь на лодку эту
Разве возьмёшь с собою думы о милой?
Вот, если бы лодка вспомнила о моей одинокой тревоге,
Да под навесом, рядом со мною, любимую спать уложила,
Как благодарен был бы тогда я ветру!

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.

宋 Сун

秦觀《醉桃源•碧天如水》

秦觀 (1049 – 1100)

《醉桃源•碧天如水月如眉》

碧天如水月如眉。城頭銀漏遲。
綠波風動畫船移。嬌羞初見時。
銀燭暗,翠簾垂。芳心兩自知。
楚臺魂斷曉雲飛。幽歡難再期。

ЦИНЬ ГУАНЬ (1049 – 1100)

НА МОТИВ «ЦУЙТАОЮАНЬ»

Лазурное небо, словно река, луна – словно бровь,
На стене городской – мерный стук водяных часов.
Волнует ветер зелёные волны – узорная лодка плывёт,
Нежная, застыдившись, замечать стала: время идёт…

Серебряный светильник светит тускло,
Опущен полог изумрудный –
Ароматное сердце дважды себя познало…

Душа оборвалась –
Над террасою чуской
Улетела под утро тучка,
А тайную радость
Снова устроить трудно…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.

Ароматное сердце – иносказательно о красавице. Но в целом смысл строки「芳心兩自知」не понял, соответственно, и перевод, вероятно, ошибочен.
Чуская терраса, улетела под утро тучка – аллюзии на оду Сун Юя «Горы высокие Тан». Зд. иносказательно о любовном свидании.

宋 Сун

吳文英 《浣溪沙•門隔花深》

吳文英 (約1200 – 約1260)

《浣溪沙•門隔花深夢舊游》

門隔花深夢舊游,夕陽無語燕歸愁。玉纖香動小帘鉤。
落絮無聲春墮淚,行雲有影月含羞。東風臨夜冷於秋。

У ВЭНЬ-ИН (ок. 1200 – ок. 1260)

НА МОТИВ «ХУАНЬСИША»

Видел, во сне, как за воротами, в чаще цветущей, прежде гуляли.
Солнце вечернее было безмолвно, ласточки вернулись, неся печали.
Яшмовыми пальчиками ароматными занавеску на крючках опускала…

Ивовый пух падает неслышно – будто весна слёзы роняет.
Облака, проплывая по небу, луну, смущённую, затеняют.
Ветер восточный, близится ночь, и словно осенью – холодает…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.

宋 Сун

陸淞 《瑞鶴仙•臉霞紅印》

陸淞 (1109 – 1182)

《瑞鶴仙•臉霞紅印枕》

臉霞紅印枕,睡覺來、冠兒還是不整。屏間麝煤冷,但眉峰壓翠,淚珠彈粉。
堂深晝永,燕交飛、風帘露井。恨無人說與,相思近日,帶圍寬盡。
重省,殘燈朱幌,淡月紗窗,那時風景。陽台路迥,雲雨夢,便無准。
待歸來,先指花梢教看,欲把心期細問。問因循過了青春,怎生意穩?

ЛУ СУН (1109 – 1182)

НА МОТИВ «ЖУЙХЭСЯНЬ»

На личике, алом, словно заря, остался след от подушки –
Уже проснулась,
Но ещё не поправила
Повязку головную.
На ширме – холодный рисунок ароматною тушью,
Смотрю, и чёрных бровей горные пики хмурю,
И слёзы струятся по румянам жемчужные.

В покоях укромных дни бесконечны,
А ласточки парами уже прилетели –
Над колодцем открытым летают под ветром.

Досадно, что не́ с кем
Поговорить,
Тоскую в разлуке все эти дни,
И пояс на платье стал мне вели́к.

Вновь вспоминаю:
За пологом красным светильник мерцает,
За кисейным окном бледнеет луна –
Всё вокруг было таки́м тогда…
Не то, что сейчас –
На гору Янта́й дорога уже далека,
И даже во сне
О тучке-дожде
И думать нельзя.

Но жду, когда ты вернёшься.
И прежде
Попрошу посмотреть на цветы
На ветке,
И сердцем одним
Спрошу тебя нежно:
Скажи, если время тянуть,
Пройдёт ведь зелёная весна,
На душе разве будет спокойно
С тобою у нас тогда?..

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.

Янта́й – название горы, где однажды чуский князь Сян-ван встретился во сне с прелестной феей.
Сны о тучке-дожде – иносказательно о любовном свидании. См. «Горы высокие Тан» Сун Юя.

宋 Сун

許棐《喜遷鶯•鳩雨細》

許棐 (? – 1249)

《喜遷鶯•鳩雨細》

鳩雨細,燕風斜。春悄謝娘家。
一重帘外即天涯,何必暮雲遮?
釧金寒,釵玉冷。薄醉欲成還醒。
一春梳洗不簪花,辜負幾韶華。

СЮЙ ФЭЙ (? – 1249)

НА МОТИВ «СИЦЯНЬИН»

Горлицы воркуют в моросящем дожде,
Ласточки летают под ветром косым –
Весна уныла в доме девушки Се.
Край неба – за за́навесом двойным,
Вечерними тучами, зачем он закрыт?

Браслет золотой студи́т,
Шпилька яшмовая холоди́т.
Хочет слегка опьянеть,
Да быстро проходит хмель.

Этой весной причёсывается-умывается,
Но цветок в заколку не вставляет –
Сколько уж раз пора прекрасная
Ожиданья её обманывала…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.

Девушка Се – зд. иносказательно о певичке.
Причёсывается-умывается – т.е., прихорашивается.
Пора прекрасная – иносказательно о весне, молодости.

宋 Сун

吳文英《唐多令•何處合成》

吳文英 (約1200 – 約1260)

《唐多令•何處合成愁》

惜別

何處合成愁?離人心上秋。縱芭蕉不雨也颼颼。
都道晚涼天氣好;有明月、怕登樓。
年事夢中休,花空煙水流。燕辭歸、客尚淹留。
垂柳不縈裙帶住,漫長是、系行舟。

У ВЭНЬ-ИН (ок. 1200 – ок. 1260)

НА МОТИВ «ТАНДОЛИН»

ЖАЛЕЮ О РАЗЛУКЕ

Где рождается печаль?
– В сердце того, кто в разлуке: в нём – осень.
Пусть даже дождь не будет по листьям банана стучать,
Всё равно они шелестят: соу-соу.

Все говорят: вечер прохладен,
Дыхание неба приятно,
Луна в вышине
Ярко сияет,
А я –
Боюсь подняться на башню.

Дела и годы – словно во сне остались,
Облетели цветами,
Туманом над водою уплыли.
Ласточки в старые гнёзда
Стали уже возвращаться,
А гость – всё ещё мешкает
На чужбине.

Ивы плакучей ветвями
Завязки юбки твоей
Обвязать не смог я,
Но бесконечно долго
Держат они
Путника лодку…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.

В первых двух строках непереводимая игра слов: в вопросе – иероглиф愁 (печаль), который составлен из иероглифа 心 (сердце), над которым – иероглиф秋 (осень).
Соу-соу – звукоподражание шелесту листьев.
А я – боюсь на башню подняться, чтобы луной полюбоваться.

宋 Сун

吳潛《南柯子•池水凝新》

吳潛 (1196 – 1262)

《南柯子•池水凝新碧》

池水凝新碧,欄花駐老紅。
有人獨立畫橋東。手把一枝楊柳、系春風。
鵲絆游絲墜,蜂拈落蕊空。
秋千庭院小帘櫳。多少閑情閑緒、雨聲中。

У ЦЯНЬ (1196 – 1262)

НА МОТИВ «НАНЬКЭЦЗЫ»

Вода в пруду –
Густая новая лазурь,
На цветах у перил –
Уже старые красные лепестки.
Стояла одиноко
Рядом с мостом узорным,
Веточку ивы держала в руках –
Ветер весенний хочется удержать.

Соро́ка споткнулась –
Паутинки падают наземь,
У тычинок, опавших, пчёлы вьются напрасно.
Качели во дворе, за маленьким окном –
Как много чувств
И мыслей ненужных
Под шорох дождя,
Переполняют душу…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.

宋 Сун

解昉《陽台夢•仙姿》  

解昉 (北宋)

《陽台夢•仙姿本寓》

仙姿本寓。十二峰前住。千里行雲行雨。
偶因鶴馭過巫陽。邂逅他、楚襄王。無端宋玉夸才賦。
誣誕人心素。至今狂客到陽台。
也有痴心,望妾入、夢中來。

ЦЗЕ ФАН (дин. Северная Сун)

НА МОТИВ «ЯНТАЙ МЭН» («ЯНТАЙСКИЙ СОН»)

Красивая, словно фея, сначала здесь обитала –
Возле двенадцати горных вершин.
Тысячи ли тучкою проплывала,
Проливалась дождями,
Пока,
Нежданно,
В журавлином экипаже,
Над горою Ушань проплывая,
Случайно встретила там его –
Чуского Сян-вана.

И тут же Сун Юй сочинил хвалебную оду,
Ложью-неправдой, смущая простые сердца.
Доныне безумные гости стремятся попасть на Янта́й –
С глупым сердцем в груди,
Надеясь,
Что войдёт наложница к ним,
В сновидения их прилетит…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.

Журавлиный экипаж – иносказательно об экипаже, в котором летают небожители.
Ушань (она же Уян) – гора в провинции Сычуань, на склонах которой чуский князь познал любовь одной из фей.
Чуский Сян-ван – правитель княжества Чу периода Сражающихся царств (476/403 – 221).
Сун Юй (290? – 222?) – китайский поэт, сочинивший оду «Горы высокие Тан», в которой и описывает сон чуского вана, в котором тому приснилось свидание с прекраснейшей феей.
Янтай (Солнечная башня) – то же, что и Ушань – место любовного свидания чуского вана с местной феей.

宋 Сун

解昉《永遇樂•風暖鶯嬌》

解昉 (北宋)

《永遇樂•風暖鶯嬌》

春情

風暖鶯嬌,露濃花重,天氣和煦。院落煙收,垂楊舞困,無奈堆金縷。
誰家巧縱,青樓弦管,惹起夢雲情緒。憶當時、紋衾粲枕,未嘗暫孤鴛侶。
芳菲易老,故人難聚,到此翻成輕誤。閬苑仙遙,蠻箋縱寫,何計傳深訴。
青山綠水,古今長在,惟有舊歡何處。空贏得、斜陽暮草,淡煙細雨。

ЦЗЕ ФАН (дин. Северная Сун)

НА МОТИВ «ЮНЪЮЙ ЛЭ»

ВЕСЕННИЕ ЧУВСТВА

Ветер тёплый, иволги красивы,
На цветах слоями – ро́сы густые,
Неба дыхание нежное, мягкое.
Во дворе тумана почти не осталось.

Устали под ветром танцевать плакучие ивы –
Жаль, перепутались ветвей золотистые нити.
А в чьём это доме так искусно играют,
Как в тереме Зелёном, на струнах и флейтах –
Пробуждают чувства о тучке и сновиденье:

Вспомнил, как в прошлом году,
Под одеялом узорным, на чистом изголовье,
Ещё не пробовали, как уточка без пары,
Спать по́рознь.

Цветы и травы стареют быстро,
А с прежней любимой вновь сойтись нелегко –
Сейчас исправить бы ту легкомысленную ошибку,
Да Сад Высоких ворот небожителей – далеко.
На маньской бумаге письмо написать?
Но, как глубину своих жалоб в нём передать?

Синие горы, зелёные воды,
Издревле доныне вечно всё здесь,
А прежние радости, где́ же теперь?
Одна пустота лишь осталась в душе.

Косые лучи заходящего солнца, вечерние тра́вы,
Да бледный туман, да дождь, моросящий…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.

Зелёный терем – иносказательно о заведении, где девушки дарят любовь в обмен на деньги и подарки.
Пробуждать чувства о тучке и сновиденье – иносказательно: вспоминать о былых любовных утехах.
Уточка без пары – имеются ввиду уточки-неразлучники, которые всегда «спят» парой.
Сад Высоких ворот – название горы, где обитают небожители. Зд. иносказательно о Зелёном тереме, в котором живёт любимая.
Маньская бумага – очень дорогая цветная бумага, произведённая в провинции Сычуань. Не понял, почему здесь упомянута именно такая бумага.

宋 Сун

歐陽修 《蝶戀花•帘幕東風》

歐陽修 (1007 – 1072)

《蝶戀花•帘幕東風寒料峭》

帘幕東風寒料峭。
雪里香梅,先報春來早。
紅蠟枝頭雙燕小。
金刀剪彩呈纖巧。

旋暖金爐薰蕙藻。
酒入橫波,困不禁煩惱。
繡被五更春睡好。
羅幃不覺紗窗曉。

ОУЯН СЮ (1007 – 1072)

НА МОТИВ «ДЕЛЯНЬХУА»

За занавеской ветер восточный
Ещё холодный-прохладный,
А под снегом ароматная зимняя слива,
Прежде всех возвестила,
Что весна пришла к нам рано.

На верхушках ветвей, словно из красного воска,
Цветы – па́ры ласточек малых,
Иль ножом золотым, из цветной бумаги
Вырезанные изящно.

Вьётся тёплый дымок ароматный
Над курильницею золотою,
Блестят от вина чистые «волны».
Устала –
Не вынесу я
Тоски и печали.

Под одеялом расшитым,
Лишь в пятую стражу,
Весенним сном хорошим забылась –
За шёлковым пологом не заметила даже,
Что за кисейным окном уже рассветает…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.

Чистые «волны» – иносказательно о глазах красавицы.
Пятая стража – время с пяти до семи часов утра.

宋 Сун

趙長卿《更漏子•燭消紅》

趙長卿 (南宋)

《更漏子•燭消紅》

燭消紅,窗送白,冷落一衾寒色。
鴉喚起,馬跎行,月來衣上明。
酒香唇,妝印臂,憶共人人睡。
魂蝶亂,夢鸞孤,知她睡也無?

ЧЖАО ЧАН-ЦИН (дин. Южная Сун)

НА МОТИВ «ГЭНЛОУЦЗЫ»

Свеча истаяла красная,
За окнами светает –
Холод, безлюдье. Одеяло
Студёным светом освещает.
Воро́ны крик подня́ли –
На вьючной лошади в путь отправляюсь,
Луна показалась – над платьем сияет…

На губах – вина ароматы,
На руках – следы от румян:
О том, как спали с ней, вспоминаю:
Мечется бабочкою душа,
Иль, как во сне –
Одинокою птицей луань.
Разве узнаешь, спит ли она сейчас?

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.

宋 Сун

程垓《酷相思•月挂霜林》

程垓 (南宋)

《酷相思•月挂霜林寒欲墜》

月挂霜林寒欲墜。正門外、催人起。奈離別如今真個是。
欲住也、留無計。欲去也、來無計。
馬上離魂衣上淚。各自個、供憔悴。問江路梅花開也未?
春到也、須頻寄。人到也、須頻寄。

ЧЭН ГАЙ (дин. Южная Сун)

НА МОТИВ «КУ СЯНСЫ»

Луна повисла над рощей заиндевелой –
Холодная, вот-вот сорвётся,
Тебя уйти за ворота торопит.
Разве поделаешь что́ тут,
Если пора разлучаться?

Хочу, чтобы ты остался,
Но, ка́к тебя удержать?
Хочу, чтобы ты ушёл,
Но вернуться не сможешь обратно.

И вот, ты сел на коня,
А блуждающая душа
Слезами зали́ла всё платье –
Когда мы врозь,
Я страдаю и чахну.

Как бы узнать,
На тропе у реки, расцвела или нет мэйхуа?
Когда придёт, наконец-то, весна,
Веточки мэй обязательно часто
Буду тебе посылать.
И ты́, до места доедешь когда,
Обязательно часто
Тоже их мне присылай…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.

宋 Сун

韓元吉《六州歌頭•東風》

韓元吉 (1118 – 1187)

《六州歌頭•東風著意》

桃花

東風著意,先上小桃枝。紅粉膩,嬌如醉,倚朱扉。記年時。隱映新妝面,臨水岸,春將半,雲日暖,斜橋轉,夾城西。草軟莎平,跋馬垂楊渡,玉勒爭嘶。認蛾眉凝笑,臉薄拂燕脂。繡戶曾窺,恨依依。
共攜手處,香如霧,紅隨步,怨春遲。消瘦損,憑誰問?隻花知,淚空垂。舊日堂前燕,和煙雨,又雙飛。人自老,春長好,夢佳期。前度劉郎,幾許風流地,花也應悲。但茫茫暮靄,目斷武陵溪。往事難追。

ХАНЬ ЮАНЬ-ЦЗЕ (1118 – 1187)

НА МОТИВ «ЛЮЧЖОУ ГЭТОУ»

ЦВЕТУЩИЙ ПЕРСИК

Восточный ветер заботлив –
Раньше всех в ветке юного персика веет.
А та, в алой пудре нежной,
Прелестная, словно она опьянела,
Стоит у окрашенной красным двери…

Помню, как в прошлом году,
Скромно сияла
Рядом с личиком в свежих румянах,
Возле берега речного.

Весны тогда миновала
Почти половина,
Облака, под солнцем, тёплыми были.
У косого моста повернул,
На запад от Узкой стены –
Травы мягкие, сыть подросла,
К переправе, где ивы плакучи, погнал я коня –
В яшмовых удилах он спорил со мною и ржал.

А я
Сразу узнал её бабочки-брови, что долго смеялись,
Личико скромное, с которого стёрла яньские румяна.
Из-за дверей узорных глядела украдкой,
С досадой непрестанной.

Там, где вместе, за́ руки взявшись, гуляли,
Аромат – словно туман,
Алые лепестки летят по пятам,
И обидно, что уже на исходе весна.

Та́ю, худею, устаю́ –
Кому́ довериться я могу?
Только цветы и знают,
Что слёзы напрасные проливаю.

Вон ласточки, перед залом,
Вслед за дождями с туманом,
Вновь парами прилетают.
А человека старость уже настигает.

Весенними долгими днями,
Во сне счастливые дни вспоминаю.
Прежний Лю-лан,
Сколько раз уж ходил по этим местам,
Цветы, должно быть, тоже скорбят:
Вокруг – лишь бескрайний вечерний туман.
Смотрю на ручей Улинский, обрывая взгляд –
То, что прошло, трудно догнать…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.

Лю-лан – зд. иносказательно автор о себе. По легенде о Лю Чэне и Жуань Чжао, которые во времена правления ханьского императора Мин-ди (28 – 75), пошли в горы Тяньтайшань (пров. Чжэцзян) собирать травы, но заблудились. Некоторое время спустя, повстречали двух девушек. Остались у них на полгода, а когда вернулись обратно, оказалось, что сменилось уже десять поколений. Подробнее см., например, «Обширные записи годов Великого спокойствия» (《太平廣記》).
Улинский ручей – см. «Записки о Персиковом источнике» (《桃花源記》) Тао Юань-мина (365 – 427). Иносказательно: счастливая страна.

宋 Сун

曹冠《鳳棲梧•桂棹悠悠》

曹冠 (宋)

《鳳棲梧•桂棹悠悠分浪穩》

蘭溪

桂棹悠悠分浪穩,煙幕層巒,綠水連天遠。
贏得錦囊詩句滿,興來豪飲揮金碗。
飛絮撩人花照眼,天闊風微,燕外晴絲卷。
翠竹誰家門可款?艤舟閑上斜陽岸。

ЦАО ГУАНЬ (дин. Сун)

НА МОТИВ «ФЭНЦИУ»

ОРХИДЕЙНЫЙ РУЧЕЙ

Коричным веслом плавно-неспешно
Рассекаю спокойные волны –
Скрывает горные пики тумана завеса,
Зелёные во́ды сливаются с небом далёким.

За спиною – парчовый мешочек,
Полон строф стихотворных,
Под настроенье пью до упаду –
Лишь чарки златые мелькают.

Ивовый пух летает…
Соблазняют людей цветы –
Глаза ослепляют!

Небо – бескрайнее, ветер ласковый,
Выше ласточек, в погоду ясную,
Паутинки взлетают.

Бамбук изумрудно-зелёный…
В чьи ворота могу постучаться?
Причалю-ка лодку я праздно,
У берега, в косых лучах заката…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.

Коричное весло – весло из коричного дерева (Cinnamomum verum). Зд. иносказательно: красивая лодка.
В чьи ворота могу постучаться? – чтобы полюбоваться бамбуком.

宋 Сун

康與之《滿庭芳•霜幕風帘》

康與之 (宋)

《滿庭芳•霜幕風帘》

寒夜

霜幕風帘,閑齋小戶,素蟾初上雕籠。玉杯醽醁,還與可人同。古鼎沈煙篆細,玉筍破、橙橘香濃。梳妝懶,脂輕粉薄,約略淡眉峰。清新,歌幾許,低隨慢唱,語笑相供。道文書針線,今夜休攻。莫厭蘭膏更繼,明朝又、粉冗匆匆。酩酊也,冠兒未卸,先把被兒烘。

КАН ЮЙ-ЧЖИ (дин. Сун)

НА МОТИВ «МАНЬТИНФАН»

МОРОЗНОЙ НОЧЬЮ

За пологом – иней, за занавескою – ветер,
Маленькая дверь в праздном кабинете.
За окном изразцовым Белая жаба восходит.
Яшмовый кубок вина дорогого
Выпьет ещё раз с достойным.

Над древним треножником
Благовония вьются чжуанью тонкой.
«Ростками бамбука» яшмовыми
Разломила
Густо-ароматные
Апельсины и мандарины.

Хоть причесаться, накраситься ей неохота,
Румяна неяркие, пудра тонкая,
Да и брови уже бледно-чёрные,
Но чистых, новых,
Сколько песен она пропела!

Тихим голосом, вслед арии медленной,
Ему прислуживает разговором и смехом.
Говорит: «Ты – пишешь бумаги, я – иглою и ниткой работаю,
Давай, отдохнём от занятий этих сегодняшней ночью.
Не надоело – так прибавим ещё орхидейного масла в светильник,
Ведь завтрашним утром снова
Сотрётся с лица скоро-скоро
Пудры излишек.
Сейчас ты уже сильно пьяный,
Но, шапку пока не снял ты,
Я прежде согрею тебе одеяло» …

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.
 
Белая жаба – иносказательно о луне.
Чжуань – древний стиль письма. Зд. иносказательно о струйках ароматного дыма, напоминающих своей формой иероглифы, написанные стилем чжуань.
«Ростки бамбука» – иносказательно о нежных девичьих пальчиках.

宋 Сун

呂謂老《薄幸•青樓春晚》

呂謂老 (南宋)

《薄幸•青樓春晚》

青樓春晚。晝寂寂、梳勻又懶。乍聽得、鴉啼鶯哢,惹起新愁無限。記年時、偷擲春心,花間隔霧遙相見。便角枕題詩,寶釵貰酒,共醉青苔深院。怎忘得、回廊下,攜手處、花明月滿。如今但暮雨,蜂愁蝶恨,小窗閑對芭蕉展。卻誰拘管。盡無言、閑品秦箏,淚滿參差雁。腰支漸小,心與楊花共遠。

ЛЮЙ ВЭЙ-ЛАО (дин. Южная Сун)

НА МОТИВ «БОСИН» («ВЕТРЕНИК»)

Зелёный терем, вечер весны.
Скучный-прескучный день –
Гребень и пудру, и те
Взять в руки снова лень.

Вдруг слышу: воро́ны раскаркались, иволги запели –
Печаль разбудили снова, которой нет предела.
Вспомнила: в то́м году,
Украдкой бросила весеннее сердце ему,
Когда средь цветов, за пеленой тумана, вдали, его увидала.
И вскоре, на изголовье, украшенном рогами, стихи уже писал мне,
А я, на булавку свою золотую, в долг взяла нам вина –
И вместе пьянели на мху зелёном
В саду укромном.

Разве забудешь,
Как в извилистой галерее,
Взявшись за руки, стояли –
Цветы сияли под полной луной.

А нынче… Дождь вечерний идёт –
И бабочкам досадно, и у пчёл печаль.
За маленьким окном, досужий, растёт банан –
Кому за ним смотреть?

Исче́рпала все слова,
В покое оставила циньский чжэн
Косые, словно клин гусей,
От слёз колки́ на нём намокли.

Всё тоньше и тоньше
Талия у меня,
А сердце, вместе с ивовым пухом,
Улетает вдаль…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.

Изголовье, украшенное рогами – «подушка» с украшениями в виде рогов животных.
Циньский чжэн – струнный музыкальный инструмент. Был изобретён в княжестве Цинь, отсюда и название.

宋 Сун

李曾伯《青玉案•棲鴉啼破》

李曾伯 (1198 – ?)

《青玉案•棲鴉啼破煙林暝》

癸未道間

棲鴉啼破煙林暝,把旅夢、俄驚醒。猛拍征鞍登小嶺。
峰回路轉,月明人靜,幻出清涼境。
馬蹄踏碎瓊瑤影,任露壓巾紗未忺整。貪看前山雲隱隱。
翠微深處,有人家否,試擊柴扃問。

ЛИ ЦЗЭН-БО (1198 – ?)

НА МОТИВ «ЦИНЪЮЙ АНЬ»

В ГОД ГУЙВЭЙ СОЧИНИЛ В ПУТИ

Крики воро́н на ветвях,
Разбили мрак рощи туманной,
В пути видел сон – испугавшись,
Проснулся внезапно.

В сердца́х, подстегнул походного коня,
На небольшой перевал поднялся –
Горные пики вокруг, дорога петляет.
Сияет луна, кругом тишина –
В сомненье: не в чистую ль землю попал?

Копыта коня по яшмовым те́ням ступают,
Своевольно роса намочила платок головной –
Пускай, сейчас не с руки менять мне его:
Жадно смотрю на горы, что впереди –
Облака над ними темны́м-темны́.

Зеленовато-синие склоны в глубине…
Кажется, чей-то там дом… или нет?
Пойти постучать в дощатые двери –
Быть может, кто-то ответит?..

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.

Год гуйвэй – двадцатый год шестидесятилетнего цикла.
Яшмовые тени – зд. иносказательно о тенях от луны.

唐 Тан

杜甫 《月夜》

杜甫 (712 – 770)

《月夜》

今夜鄜州月,閨中隻獨看。
遙憐小兒女,未解憶長安。
香霧雲鬟濕,清輝玉臂寒。
何時倚虛幌,雙照淚痕干。

ДУ ФУ (712 – 770)

ЛУННАЯ НОЧЬ

Нынешней ночью над Фучжоу – луна,
Смотришь одна на неё в покоях ты дальних.
А я, здесь, вдали, жалею детишек своих –
Думы твои про Чанъань им пока непонятны.

Тучи волос увлажнил ароматный туман,
Ослепительный свет сту́дит рук твоих яшму.
Когда ж, наконец, у прозрачного полога нас
Свет луны озарит, высушив слёз наших пятна?..

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.
 
Фучжоу – в современной провинции Шэньси. Семья Ду Фу, в описываемое в стихотворении время, находилась в Фучжоу. Сам Ду Фу находился в Чанъани.

***

Имеются переводы:

Лунная ночь

Сегодняшней ночью
В Фучжоу сияет луна.

Там в спальне печальной
Любуется ею жена.

По маленьким детям
Меня охватила тоска –

Они о Чанъане
И думать не могут пока.

Легка, словно облако
Ночью, прическа жены,

И руки, как яшма,
Застыли в сиянье луны.

Когда же к окну
Подойдем мы в полуночный час

И в лунном сиянии
Высохнут слезы у нас?

(Перевод Александра Гитовича)

Цит. по: Ду Фу. Стихи. Перевод с китайского Александра Гитовича. М., «ГИХЛ», 1955. С. 43.

ЛУННАЯ НОЧЬ

этой ночью
наверно в фучжоу луна
вижу тебя
одиноко глядишь на неё
милых детей
вдали уложила спать
они и во сне
не вспомнят отца в сиане
ароматных волос
распущенный в облако узел
плечи морозны
чистым сиянием яшмы
когда же луна
нам застывшим у ширмы
светом своим
след высушит слёз?

(Перевод Наталии Азаровой)

Цит. по: Ду Фу. Проект Наталии Азаровой; пер. с кит. М.: ОГИ, 2012. С. 26.

ЛУННАЯ НОЧЬ

Святым серебром заблистала
сегодня на небе луна,
Там, в спальне уютной,
далекой, любуется ею жена.
Тоскую по маленьким детям,
ведь помнят меня сыновья,
О поездке ко мне
размышляет моя дорогая семья.

А я вспоминаю прическу
жены, что пушиста, легка,
И руки ее словно созданы
яшмой прозрачною, как облака.
Мечтаю в полуночный
час погрузиться с ней в грезы,
Чтоб лунным сияньем
осушены были печальные слезы.

(Перевод Светланы Командровской)

Цит. по сайту «Стихи.ру».

宋 Сун

岳飛《小重山•昨夜寒蛩》

岳飛 (1103 – 1142)

《小重山•昨夜寒蛩不住鳴》

昨夜寒蛩不住鳴。驚回千里夢,已三更。
起來獨自繞階行。人悄悄,帘外月朧明。
白首為功名。舊山鬆竹老,阻歸程。
欲將心事付瑤琴。知音少,弦斷有誰聽?

ЮЭ ФЭЙ (1103 – 1142)

НА МОТИВ «СЯОЧЖУНШАНЬ»

Прошедшей ночью сверчки скрипели,
Не пе́реставая –
Спугнули мой сон, в котором душа
За тысячи ли летала,
Проснулся – уже третья стража.

Поднялся с постели,
Хожу в одиночестве туда-сюда по ступеням –
Людей не слышно.
За занавеской –
Луна в туманной дымке.

Седая голова
Стремится к заслугам и славе,
Но в старых горах
Сосна и бамбук постарели –
Преграждают мне путь обратно.

Хотел бы заветные мысли доверить
Драгоценного циня струнам.
Увы, понимающих музыку – мало,
Струны порву – кому́ её слушать?..

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.

Третья стража – время с 11 часов вечера до 1 часа ночи.
Но в старых горах… – т.е., в родных краях.
Цинь – струнный музыкальный инструмент типа настольных гуслей.
Понимающих музыку мало – аллюзия на «Ле-цзы». (См. 列子•湯問》) Иносказательно: настоящих друзей, тех, кто тебя понимает – мало.