宋 Сун

歐陽修 《木蘭花》

歐陽修 (1007 – 1072)

《木蘭花•別后不知君遠近》

別后不知君遠近,觸目淒涼多少悶。
漸行漸遠漸無書,水闊魚沉何處問?
夜深風竹敲秋韻,萬葉千聲皆是恨。
故攲單枕夢中尋,夢又不成燈又燼。

ОУЯН СЮ (1007 – 1072)

НА МОТИВ «ЦВЕТЫ МАГНОЛИИ»

После разлуки, не знаю, где ты – близко иль далеко,
Куда ни взгляну – всюду пусто, безмолвно и та́к тоскливо!
Ты всё идёшь, ты всё дальше идёшь, но не пишешь письмо:
В водах безбрежных спряталась рыбка – кого теперь расспросить мне?

Ночью глубокой в бамбуковой роще – лишь шорох осеннего ветра,
В тысячах листьев тысячи звуков – во всех лишь обида одна.
Склонилась я к одинокой подушке – во сне найти тебя хотела,
Но и сон не идёт, и в светильнике масло – всё выгорело дотла.

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

В водах безбрежных спряталась рыбка… – рыбка символизирует письмо. – В.С.

© Владимир Самошин, 2017.

宋 Сун

秦觀《桃源憶故人》

秦觀 (1049 – 1100)

《桃源憶故人•玉樓深鎖薄情種》

玉樓深鎖薄情種。清夜悠悠誰共。
羞見枕衾鴛鳳。悶即和衣擁。
無端畫角嚴城動。驚破一番新夢。
窗外月華霜重。聽徹梅花弄。

ЦИНЬ ГУАНЬ (1049 – 1100)

НА МОТИВ «У ПЕРСИКОВОГО ИСТОЧНИКА
ВСПОМИНАЮ СТАРОГО ДРУГА»

На Яшмовый терем гуляка мой навесил крепкий замок,
Тихая ночь всё тянется-длится, с кем он проводит её?
Стыдно взглянуть на подушку и одеяло – вышиты уточки там и луани,
Не раздеваясь, спать я ложусь, вся – в тоске и печали.

Нежданно рог расписной зазвучал со стены городской,
Сон, что едва увидала, он так некстати разбил.
За окнами вижу сиянье луны, да иней густой,
Слышу: мелодию «Зимняя слива», ветер несёт…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

Уточки и луани – символы неразлучных супругов. – В.С.

© Владимир Самошин, 2017.

宋 Сун

秦觀《千秋歲•水邊沙外》

秦觀 (1049 – 1100)

《千秋歲•水邊沙外》

水邊沙外,城郭春寒退。
花影亂,鶯聲碎。
飄零疏酒盞,離別寬衣帶。
人不見,碧雲暮合空相對。

憶昔西池會,鹓鷺同飛蓋。
攜手處,今誰在?
日邊清夢斷,鏡里朱顏改。
春去也,飛紅萬點愁如海。

ЦИНЬ ГУАНЬ (1049 – 1100)

НА МОТИВ ЦЯНЬЦЮСУЙ

С песчаной кромки речной,
Из городских предместий ушёл холодок весенний.
Тени цветов перепутались между собой,
Слух наполнили иволги тонкие трели.

Поник головой… Редко чарку я поднимаю теперь,
После разлуки стал слишком просторным халат.
Нет со мною друзей –
Лазурные тучи да вечер лишь друг на друга глядят.

Помню, как прежде пировали у Западного пруда́:
Жёлтые фениксы, белые цапли разлетелись все, кто куда.
В тех местах, где за руки взявшись, гуляли,
Кто́ нынче ходит гулять?

О днях тех далёких сладкий сон оборвался,
В зеркале вижу, что румянец лица уж поблек.
Уходит весна,
Мириады цветов облетают – и море печали в душе…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

Западный пруд – в древности располагался на территории нынешнего Наньцзина. – В.С.
Жёлтые фениксы, белые цапли – зд. иносказательно о чиновниках, друзьях Цинь Гуаня. – В.С.

© Владимир Самошин, 2017.

唐 Тан

杜甫 (唐)《江畔獨步尋花》

杜甫 (712 – 770)

《江畔獨步尋花七絕句》

其一

江上被花惱不徹,無處告訴隻顛狂。
走覓南鄰愛酒伴,經旬出飲獨空床。

ДУ ФУ (712 – 770)

В ОДИНОЧЕСТВЕ БРОЖУ ПО БЕРЕГУ РЕКИ, ЛЮБУЯСЬ ЦВЕТАМИ

I

Цветами у реки рассержен я донельзя –
Поговорить тут негде – я просто трясусь от гнева.
Пошёл искать соседа – любителя вина,
Тот десять дней гуляет – постель его пуста!..

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2017.

唐 Тан

杜甫 (唐)《江畔獨步尋花》

杜甫 (712 – 770)

《江畔獨步尋花七絕句》

其二

稠花亂蕊畏江濱,行步欹危實怕春。
詩酒尚堪驅使在,未須料理白頭人。

ДУ ФУ (712 – 770)

В ОДИНОЧЕСТВЕ БРОЖУ ПО БЕРЕГУ РЕКИ, ЛЮБУЯСЬ ЦВЕТАМИ

II

Густые заросли цветов сплелись возле излучины речной,
Бреду осторожно по склону – всерьёз боюсь поры весенней!
Стихи и вино заставляют меня сюда приходить вновь и вновь,
Хоть им и не стоило б завлекать седого уже человека!

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2017.

唐 Тан

杜甫 (唐)《江畔獨步尋花》

杜甫 (712 – 770)

《江畔獨步尋花七絕句》

其三

江深竹靜兩三家,多事紅花映白花。
報答春光知有處,應須美酒送生涯。

ДУ ФУ (712 – 770)

В ОДИНОЧЕСТВЕ БРОЖУ ПО БЕРЕГУ РЕКИ, ЛЮБУЯСЬ ЦВЕТАМИ

III

Река глубока, роща безмолвна, два-три дома по берегам,
Напрасно красные цветы стараются белые затмить.
Благодарю весеннее сиянье за то, что узнал эти места,
А доброе вино должно сопровождать меня всю жизнь!

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2017.

唐 Тан

杜甫 (唐)《江畔獨步尋花》

杜甫 (712 – 770)

《江畔獨步尋花七絕句》

其四

東望少城花滿煙,百花高樓更可憐。
誰能載酒開金盞,喚取佳人舞繡筵。

ДУ ФУ (712 – 770)

В ОДИНОЧЕСТВЕ БРОЖУ ПО БЕРЕГУ РЕКИ, ЛЮБУЯСЬ ЦВЕТАМИ
 
IV

Смотрю на восток, на Шаочэн – в цветах он, словно в тумане,
У реки Ста цветов высокая башня ещё прекраснее стала.
Кто-нибудь может налить мне вина, подав в золочёной чарке?
И дев прекрасных позвать – чтоб на циновке расшитой плясали!

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2017.

唐 Тан

杜甫 (唐) 《江畔獨步尋花》

杜甫 (712 – 770)

《江畔獨步尋花七絕句》

其五

黃師塔前江水東,春光懶困倚微風。
桃花一簇開無主,可愛深紅愛淺紅。

ДУ ФУ (712 – 770)

В ОДИНОЧЕСТВЕ БРОЖУ ПО БЕРЕГУ РЕКИ, ЛЮБУЯСЬ ЦВЕТАМИ

V

Возле ступы учителя Хуана, на восточном берегу реки,
Сиянье весны меня разморило, под ветерком отдыхаю.
Здесь, сами собой, без присмотра, персики расцвели –
Могу любоваться алыми иль розовыми цветами.

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2017.

唐 Тан

杜甫 (唐) 《江畔獨步尋花》

杜甫 (712 – 770)

《江畔獨步尋花七絕句》

其六

黃四娘家花滿蹊,千朵萬朵壓枝低。
留連戲蝶時時舞,自在嬌鶯恰恰啼。

ДУ ФУ (712 – 770)

В ОДИНОЧЕСТВЕ БРОЖУ ПО БЕРЕГУ РЕКИ, ЛЮБУЯСЬ ЦВЕТАМИ

VI

Возле дома матушки Хуан-сы цветами заросли́ дорожки,
Тысячи тысяч пышных соцветий склоняют ветки к земле.
Не в силах расстаться с цветами, всё время бабочки вьются,
Вольготно красивые иволги щебечут среди ветвей.

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2017.

唐 Тан

杜甫 (唐) 《江畔獨步尋花》

杜甫(712 – 770)

《江畔獨步尋花七絕句》

其七

不是看花即索死,隻恐花盡老相催。
繁枝容易紛紛落,嫩葉商量細細開。

ДУ ФУ (712 – 770)

В ОДИНОЧЕСТВЕ БРОЖУ ПО БЕРЕГУ РЕКИ, ЛЮБУЯСЬ ЦВЕТАМИ

VII

Вовсе не так люблю я цветы, чтоб любоваться ими всю жизнь,
Просто боюсь, цветы отцветут, меня к старости станет толкать.
С веток цветущих, они ведь легко один за другим опадут,
Бутоны нежные попрошу помедленнее расцветать.

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2017.

Без рубрики

應璩 《雜詩》

應璩 (190 – 252)

《雜詩》

秋日苦促短。遙夜邈綿綿。
貧士感此時。慷慨不能眠。

ИН ЦЮЙ (190 – 252)

СТИХИ О РАЗНОМ

Осенний день… Горюю, что он так краток,
А длинная ночь тянется долго-долго.
Бедный учёный чувствует это время,
Расстроен он так, что и заснуть не может.

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2016.

南北朝 Южные и Северные династии

庾信 (五代)《秋日詩》

庾信 (513 – 581)

《秋日詩》

蒼茫望落景。羇旅對窮秋。
賴有南園菊。殘花足解愁。

ЮЙ СИНЬ (513 – 581)

ОСЕННИЙ ДЕНЬ

Бескрайние дали… Долго смотрю на Лоян,
Сирый скиталец осенью поздней.
Ещё хорошо, что есть хризантемы в саду –
Хоть и завяли, но печаль рассеять способны.

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2016.

唐 Тан

李白 (唐) 《題元丹丘山居》

李白 (701 – 762)

《題元丹丘山居》

故人棲東山,自愛丘壑美。
青春臥空林,白日猶不起。
鬆風清襟袖,石潭洗心耳。
羨君無紛喧,高枕碧霞里。

ЛИ БО (701 – 762)

ПИШУ НА СТЕНЕ ГОРНОЙ ХИЖИНЫ ЮАНЬ ДАНЬ-ЦЮ

Мой старый друг в Дуншань приют нашёл –
Так любит красоту холмов и падей.
Зелёною весной лежит в лесу пустом,
И даже белым днём не просыпаясь.

Сосновый ветер свежий дует в рукава,
У каменистых берегов омоет сердце, уши.
Завидую ему – здесь нет ни шума, и ни дрязг:
Подушка высока в глубинах гор лазурных!

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2016.

Юань Дань-цю – отшельник, друг Ли Бо.
Дуншань (Восточные горы) – горы, где во времена династии Восточная Цзинь (317 – 420) жил отшельником Се Ань (320 – 385).
Омыть сердце – в «Комментариях к Переменам» сказано: «Совершенный человек, пользуясь этим, омывает сердце, отступив-спрятавшись в уединении». Иносказательно: внутренне переродиться, совершенно очиститься.
Промыть уши – в «Жизнеописаниях людей высоких душевных качеств» рассказывается о том, что Яо хотел уступить Поднебесную Сюй Ю, но Сюй Ю не согласился, и убежав в горы Суншань, стал жить в них отшельником. Яо разыскал его, и вновь предложил стать повелителем Девяти областей, но Сюй Ю, не пожелав слушать, промыл уши водой реки Иншуй, показывая тем самым, что слова Яо загрязнили его, Сюй Ю, уши.

唐 Тан

李白 (唐) 宣州謝朓樓。。。

李白 (701 – 762)

《宣州謝朓樓餞別校書叔雲》

棄我去者,昨日之日不可留﹔
亂我心者,今日之日多煩憂。
長風萬里送秋雁,對此可以酣高樓。
蓬萊文章建安骨,中間小謝又清發。
俱懷逸興壯思飛,欲上青天覽明月。
抽刀斷水水更流,舉杯消愁愁更愁。
人生在世不稱意,明朝散發弄扁舟。

ЛИ БО (701 – 762)

СОЧИНИЛ НА ПРОЩАЛЬНОМ ПИРУ В СЮАНЬЧЖОУ, В БАШНЕ СЕ ТЯО, РАССТАВАЯСЬ С ЮНЕМ, МЛАДШИМ БРАТОМ ОТЦА, СВЕРЩИКОМ ТЕКСТОВ

То, что ушло от меня, – день вчерашний, – уже не удержишь,
То, что сердце тревожит, днём сегодня печалит сильнее.

Сильный ветер на тысячах ли провожает осенних гусей,
Ну, а мы, под ветром таким, на башне высокой вино будем пить.
В Пэнлайском дворце сохранились стихи ещё со времён Цзянь-ань,
Есть в нём и Малого Се стихи, что новизною блестят.

Собрав все мысли и вдохновенье, всю волю, хотел бы летать,
Поднявшись в синее небо, луну в руках подержать.
Но меч обнажил – поток разрубить, а поток течёт всё быстрей,
А чарку поднял – тоску разогнать, тоска – всё сильней и сильней!

Так что жизнь в этом мире совсем не та, какую желаем мы,
Лучше завтрашним утром, власы распустив, в лодке малой уплыть.

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2016.

Пэнлайский дворец – зд. дворцовое книгохранилище.
Со времён Цзянь-ань – т.е., со времён правления Сянь-ди (181 – 234), императора Восточной Хань, под девизом Цзянь-ань (196 – 219).
Малый Се – имеется ввиду известный поэт Се Тяо (464 – 499).
Власы распустив, т.е., уйдя со службы.

唐 Тан

李白 (唐) 月夜聽盧子順彈琴

李白 (701–762)

《月夜聽盧子順彈琴》

閑坐夜明月,幽人彈素琴。
忽聞悲風調,宛若寒鬆吟。
白雪亂纖手,綠水清虛心。
鐘期久已沒,世上無知音。

ЛИ БО (701 – 762)

ЛУННОЙ НОЧЬЮ СЛУШАЮ
КАК ЛУ ЦЗЫ-ШУНЬ ИГРАЕТ НА ЦИНЕ

Сижу без дела, ночью сияет луна,
Отшельник играет на цине замолкшем.
Услышал вдруг «Скорбного ветра напев»,
Иль будто «Сосны, озябшие, стонут».

От «Белого снега» в смятении нежные руки,
«Зелёные воды» сердца́ очищают.
Чжун-ци́ уже нет в этом мире –
И нет уж того, кто музыку понимает…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2016.

«Скорбного ветра напев», «Озябшие сосны стонут», «Белый снег» и «Зелёные воды» – название мелодий для циня.
Чжун-ци, или Чжун Цзы-ци – уроженец княжества Чу периода «Вёсен и Осеней» (770 – 476/403 гг. до н.э.). Был ближайшим другом Бо Я, который мастерски играл на цине. Цзы-ци слушал и понимал его игру. Когда же Цзы-ци не стало, Бо Я сказал, что в мире не осталось того, кто понимал бы музыку, после чего сломал свой цинь, порвав на нём струны.

唐 Тан

孟浩然 (唐)《聽鄭五愔彈琴》

孟浩然 (689 – 740)

《聽鄭五愔彈琴》

阮籍推名飲,清風坐竹林。
半酣下衫袖,拂拭龍唇琴。
一杯彈一曲,不覺夕陽沉。
余意在山水,聞之諧夙心。

МЭН ХАО-ЖАНЬ (689 – 740)

СЛУШАЮ КАК ЧЖЭН ПЯТЫЙ ИНЬ ИГРАЕТ НА ЦИНЕ

Как Жуа́нь Цзи, добившийся славы из-за вина,
Под свежим ветром в бамбуковой роще сидит он.
Слегка захмелев, опускает длинные рукава,
Пыль сметает со своего «драконьего» циня.

То выпьет чарку, то сыграет короткую пьесу –
Не замечает, что давно уже село солнце.
Мысли мои уносятся в горы и реки,
Услышав его, в гармонию чувства приходят.

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2016.

Жуань Цзи (210 – 263), китайский поэт и музыкант, один из «семи мудрецов из бамбуковой рощи».
«Драконий» цинь – зд. иносказательно: редкостный, ценный.

宋 Сун

蘇軾 (北宋)《琴詩》

蘇軾 (1037 – 1101)

《琴詩》

若言琴上有琴聲,放在匣中何不鳴?
若言聲在指頭上,何不於君指上聽?

СУ ШИ (1037 – 1101)

СТИХИ О ЦИНЕ

Если говорят: в само́м цине звуки таятся,
То почему же цинь не звучит, когда положишь его в футляр?
Если говорят: звуки циня рождаются на кончиках пальцев,
То почему же пальцами слушать его нельзя?

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2016.

宋 Сун

蘇軾 (北宋) 鷓鴣天

蘇軾  (1037 – 1101)

《鷓鴣天》

林斷山明竹隱牆,亂蟬衰草小池塘。
翻空白鳥時時見,照水紅蕖細細香。
村舍外,古城旁,杖藜徐步轉斜陽。
殷勤昨夜三更雨,又得浮生一日涼。

СУ ШИ (1037 – 1101)

НА МОТИВ ЧЖЭГУТЯНЬ

В просветах меж дерев, проглядывают горы, бамбука тень лежит на сте́нах,
Немолчный гул цикад, увянувшие травы на берегу заросшего пруда́.
Летают птицы белые по небу – мелькают то и дело пред глазами,
И лотос красный отражается в воде – повсюду льётся тонкий аромат.

За сельскими домами, возле стен старинных,
Брожу неспешно, с посохом в руке, пока не повернётся солнце на закат.
Минувшей ночью, будто бы заботясь,  пролился в третьей страже дождь –
В жизнь беспокойную один денёк прохладный принёс он мне опять…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2016.

В третьей страже, т.е., с 11 часов вечера до 1 часа ночи.

唐 Тан

李白 (唐) 留別西河劉少府

李白 (701 – 762)

留別西河劉少府

秋發已種種,所為竟無成。
閑傾魯壺酒,笑對劉公榮。
謂我是方朔,人間落歲星。
白衣千萬乘,何事去天庭。
君亦不得意,高歌羨鴻冥。
世人若醯雞,安可識梅生。
雖為刀筆吏,緬懷在赤城。
余亦如流萍,隨波樂休明。
自有兩少妾,雙騎駿馬行。
東山春酒綠,歸隱謝浮名。

ЛИ БО (701 – 762)

ОСТАВЛЯЮ ЭТИ СТИХИ, РАССТАВАЯСЬ С ЛЮ,
ПОМОЩНИКОМ НАЧАЛЬНИКА УЕЗДА СИХЭ

Осенних волос, и тех осталось уж мало,
Но не́ завершил того, что когда-то задумал.
Налью на досуге луского винный чайник,
С улыбкой взгляну на господина Лю Жуна.

Считаешь, что я – Фан-шо́, что вновь возвратился,
Что средь людей я – звезда, сошедшая с неба.
Я – в белых одеждах, у него – колесниц сотни тысяч,
К чему же ходить мне к чертогам небесным!

Да и ты, друг мой, тоже не исполнил своих желаний,
Хоть и громко ты пел, хоть стремился ввысь, словно лебедь.
Но люди ведь в мире, что мошки на винном сусле,
Где им понять чувства отшельника Мэя!

Если б ты был письмоводителем мелким,
То, конечно, мечтал бы о сте́нах красных.
Сам я тоже, что малая ряска в запруде,
Плыву по волнам, красотой наслаждаясь.

Есть у меня две наложницы юных,
На паре лихих за мной они следом скачут.
В Восточных горах вино уж созрело,
Туда и вернусь, отринув пустую славу!

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2016.

Осенние волосы – иносказательно о седых волосах.
Луского винный чайник – вино из княжества Лу.
Лю Жун – имя помощника начальника уезда.
Фан-шо – имеется ввиду Дунфан Шо (154 – 93), китайский учёный, поэт, историк.
Я – в белых одеждах, у него – колесниц сотни тысяч, т.е., я (Ли Бо) человек простой, а у него (императора) колесниц сотни тысяч.
Небесные чертоги, красные стены – иносказательно об императорском дворце.
Что это за наложницы, которые «на паре лихих», скачут за Ли Бо, – не понял… Неужто?..

宋 Сун

陸游 (南宋) 長相思•悟浮生

陸游 (1125 – 1210)

長相思•悟浮生

悟浮生。厭浮名。回視千鍾一發輕。從今心太平。
愛鬆聲。愛泉聲。寫向孤桐誰解聽。空江秋月明。

ЛУ Ю (1125 – 1210)

НА МОТИВ ЧАНСЯНСЫ

Постиг эфемерность жизни,
Пустою пресытился славой.
Назад оглянулся на тысячу чарок – и на душе полегчало.
Отныне на сердце так тихо, и так спокойно.
Люблю слушать шум ветра в соснах,
Люблю слушать журчащий источник.
Сочиняю возле сирого утуна, но кто поймёт, услышав?
Осенняя луна сияет, река пустынна…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2016.