唐 Тан

古离别 (唐) 韦庄

古离别 (韦庄)

Разлука надолго (Вэй Чжуан, 836?─910)

晴烟漠漠栁毵毵

不那离情酒半酣

更把玉鞭云外指

断肠春色在江南

Ясный день затуманен туманом, ивы плакучие плачут,

Ничего не поделать, и горечь разлуки вином не залить.

Снова в крепкой руке нефритовый хлыст за края облаков указует,

Ранят душу весенние краски пейзажа южнее реки.

古离别 (唐) 韦庄: 19 комментариев

    1. По-моему, 更 здесь означает «ещё раз, снова, опять». Смысл в том, что он (тот, кто уезжает) никак не может расстаться с другом, и всё медлит и медлит подстегнуть своего коня, а вместо этого всё показывает и показывает в ту сторону, где находится Цзяннань. Кстати, мне кажется, что «Цзяннань» следовало бы оставить без перевода. Во всяком случае, я бы оставил.

      玉鞭 это просто «яшмовая (читай: изящная, прекрасная, тонко выделанная и т.д.) нагайка/плеть/хлыст».

      P.S. Константин, Вы опять забыли указать рубрику. 🙂

  1. Рубрику добавил, третью строчку переделал. Думаю все же, что компания пирует на северном берегу реки и поглядывает в сторону южного. То есть, Цзяннань — там, на том берегу. Пейзаж виден, но в отдалении и в дымке.

    1. «Думаю все же, что компания пирует на северном берегу реки и поглядывает в сторону южного. То есть, Цзяннань — там, на том берегу».
      Может, и так… Не знаю, правда, настолько ли широка Янцзы, чтобы указывая в сторону Цзяннани, говорить, что она 云外… Не знаю… Может, и широка…

      1. Думается, что здесь река не настолько широка, чтобы невозможно было увидеть пейзаж на том берегу. Но Цзяннань — это же целая провинция. Ясно, что она простирается за линию горизонта, а провожаемый направляется, скорее всего, по делам службы в столичный город, который где-то там, в невидимом далеке.

    2. «То есть, Цзяннань — там, на том берегу. Пейзаж виден, но в отдалении и в дымке».
      А мне кажется, что компания пирует на южном берегу Янцзы, т.е. в Цзяннани. Тогда становится понятно, почему провожаемому так ранит душу её прекрасный весенний пейзаж – ведь эта провинция как раз и славится своими красивыми видами. А в тех местах, на которые он указывает нагайкой, места заведомо менее красивы…

    3. В любом случае, нужно в переводе дать понять читателю, что речь не просто о некоей реке, а именно о Янцзы, для чего достаточно просто написать её название с большой буквы, а в примечании пояснить, что это за Река такая.

      1. Кстати, насчет названия реки. Современные китайцы вообще такого названия 扬子 не слыхали и не используют нигде, только 长江. Я как-то пытался переводить на китайский песню Б. Гребенщикова «Туман над Янцзы» и обращался за помощью к китайцам. Они никак не могли врубиться, что за река такая 扬子, первый раз в жизни слышали.

        1. А какое мне, простите, дело до того, что «современные китайцы вообще такого названия 扬子 не слыхали и не используют нигде»?! Я Вам в третий раз повторяю, что 江南 — это провинция Цзяннань, а 江 здесь — река Янцзы, слыхали это название современные китайцы или нет.

  2. Владимир, Ваш перевод мне понравился больше (название я также перевел, это ведь на звание старой юэфу), но выскажу несколько сомнительных для меня моментов:
    1. И Вы и Константин настойчиво пренебрегаете передачей 2 тавтофтонов в 1 строке, верней Константин попытался, но вышла скорее тавтология. Я согласен с М.Е. Кравцовой: «К специфическим китайским изобразительным сред­ствам относятся тавтофоны (удвоение одного иероглифа)… Первые из них передаются мною с помощью синонимов или близких по смыслу слов, объединенных дефисом: «бес­краен-безбрежен», «неизвестен-неведом», «цветок-стебелек», «разрос­лась-раскинулась» и т. п., » (Поэзия древнего Китая, СПб, 1994, с.16).
    2. Яшмовая нагайка, хлыст и т.д., мне кажется, нужно либо перевести, как «красивая», «драгоценная», или взять в кавычки, мало вероятно, что делали хлысты из яшмы. Ну или комментарий дать.
    3. Где Вы и Константин взяли эту реку, ясно, что это область Цзяннань, а она здоровенная, на карте Тан это прекрасно видно, там рядом вообще никакой Янцзы может не быть, а в комментах уже какие-то северные и южные берега появились)))
    4. Не уверен, насчет строки с попойкой, но пока воздержусь, надо уточнить кое-что.

    1. Евгений, начнём по пунктам. 🙂
      1. О тафтофонах. Не «настойчиво» пренебрегаю, а не удаётся передать! 🙂
      2. О «яшмовой нагайке». В принципе, в ответе Константину, я объяснял значение этого определения. Взять в кавычки? Можно, конечно, но мне кажется, читатели переводов китайской поэзии и без того поймут, что это метафора.
      3. О реке. Конечно же, под 江南 имеется ввиду область Цзяннань. (Кстати, в моём переводе никакой реки нет, если Вы заметили. 🙂 ). Но, поскольку Константин перевёл это словосочетание как «южнее реки», то я просто заметил Константину, что это не абы какая река, а именно Янцзы. Поскольку, хотя область эта и большая, но «южнее реки» имеется ввиду только и именно река Янцзы.
      4. Насчёт «попойки». Я понял так, что, поскольку все мысли человека поглощены предстоящей разлукой, то даже вино его пьянит только 半酣 (наполовину, слегка).

  3. Евгений, по пункту № 3 за себя скажу. Река взялась вот из этого комментария на китайском сайте: 离人举起华贵的马鞭指向他此行将往的远方—江南。想到此去江南,那里草长莺飞,桃红柳绿,春色更美。
    Коль скоро провожаемый собирается в Цзяннань, следовательно, проводы происходят не в Цзяннани. Поскольку далее говорится о том, что пейзаж Цзяннани прекрасен и т.п., следовательно, он (пейзаж) видим/наблюдаем. Если буквально перевести Цзяннань как «заречье», то логично предположить, что действие происходит на левом (северном) берегу реки. Во-всяком случае, мое предположение (быть может, ошибочное) имеет некоторое логическое обоснование.

    1. Я, конечно, «дико извиняюсь» 🙂 но как может «провожаемый» собираться в Цзяннань, если в тексте сказано, что у него 断肠春色在江南 («душу разрывают краски весны в Цзяннани»). Если «проводы происходят не в Цзяннани», то почему тогда так надрывают ему душу «краски весны» именно этой провинции? Логично предположить, что пируют они именно в Цзяннани, а ехать ему предстоит в какую-нибудь тьмутаракань.
      И ещё раз повторяю: 江南 — это никакое не «заречье», а провинция Цзяннань. (Или, если уж Вам так хочется дословщины, то уж тогда не «заречье», а «Заречье», с необходимыми пояснениями в примечании, о чём я Вам уже писал).

      1. Владимир, не у провожаемого душа разрывается 断肠, а у провожающего (поэта, лирического героя). Провожаемый, как я понимаю, с энтузиазмом машет нагайкой, да не простой, а дорогой-изукрашенной: возможно, его направляют с важной миссией в заречный-заоблачный край, чему он рад-радешенек, а поэт ему слегка завидует.
        Если река в этом месте не очень широка, то заречный пейзаж виден (при условии, что автор стиха не страдает близорукостью). Весенние красоты Цзаннани видимы, но для поэта — недосягаемы. Вот он и огорчен (вкупе с чувством предстоящей разлуки).

          1. Владимир, на что опять обиделись? То, что в моей концепции есть пространственная логика? Ну, я же не могу выключить свою логику, Вы уж тоже извините! Против Цзяннани я ничего не имею.

Добавить комментарий