唐 Тан

王昌龄《武陵开元观黄炼师院三首》其三

其三
山观空虚清静门,
从官役吏扰尘喧。
暂因问俗到真境,
便欲投诚依道源。

Ван Чанлин
Три стиха, написанные во дворе ляньши Хуана в улинском монастыре Кайюаньгуань

3.
Монастырь в горах пуст и безмолвен,
у ворот — чистота и покой,
угождая старшим чинушам,
свита пылью клубит мирской.

Но однажды, «спросив о нравах»,
страны бессмертных достигнут,
и тогда возжелают всем сердцем
к Источнику Дао приникнуть.

唐 Тан

王昌龄《武陵开元观黄炼师院三首》其二

其二
先贤盛说桃花源,
尘忝何堪武陵郡。
闻道秦时避地人,
至今不与人通问。

Ван Чанлин
Три стиха, написанные во дворе ляньши Хуана в улинском монастыре Кайюаньгуань

2.
С древних времен о Таоюане
говорили красиво и длинно,
как там стерпеть смогли бы
грязь и позор Улина?

Познав Дао, в циньское время,
ушли с родины эти люди,
когда к ним чужаки приходят,
они до сих пор не любят.

唐 Тан

王昌龄《武陵开元观黄炼师院三首》

其一
松间白发黄尊师,
童子烧香禹步时。
欲访桃源入溪路,
忽闻鸡犬使人疑。

Ван Чанлин
Три стиха, написанные во дворе ляньши Хуана в улинском монастыре Кайюаньгуань

1.
Среди сосен – грива седых волос,
то почтенный наставник Хуан.
«Шагов Юя» время настало,
служка возжег фимиам.

Выхожу на дорогу у горной реки,
чтобы в Таоюань устремиться.
Вдруг услышал петухов и собак,
и заставил людей изумиться.

Ляньши 炼师 — достигший совершенства даос.
«Шаги Юя» 禹步 – магический ритуал, ходьба особым шагом, имитирующим походку Юя, основателя легендарной династии Ся.
Таоюань 桃源 – «Персиковый источник» (полностью Таохуаюань 桃花源 «Источник персиковых цветов»), страна счастливых людей, достигших гармонии с природой и в своем обществе, описанная в «Тао хуа юань цзи» 桃花源记 известнейшим литератором Китая Тао Юаньмином 陶渊明.
Петухи и собаки, как раз из текста 桃花源记, также, как и изумленные приходом чужака «извне» люди – жители этого края.

唐 Тан

王昌龄 《题朱炼师山房》

题朱炼师山房

叩齿焚香出世尘,
斋坛鸣磐步虚人。
百花仙酝能留客,
一饭胡麻度几春。

Написал на стене «горного жилища» ляньши Чжу

Щелкнул зубами, зажег фимиам,
чтобы пыли мирской избежать,
у алтаря бью в колокол «пань», —
то идет человек в пустоте.

Сто цветов в священном вине
могут гостя здесь задержать,
раз кунжутной каши поев,
сколько весен продлишь себе?

«Горное жилище» 山房 – имеется в виду уединенный в горах даосский монастырь.
«Щелкнул зубами» 叩齿 – комментарии говорят о ритуале, согласно которому, придя в даосский монастырь, нужно несколько раз щелкнуть зубами, что позволяет 驱祟降妖 «прогнать злых духов «суй», усмирить оборотней «яо».
«Бью в колокол «пань» — «пань» 磐, или «пань ши сюань» 磐石縣 – это каменный подвесной колокол, или гонг, ударяя в него читали священные тексты. По утверждению комментатора, звуки читаемых у священного алтаря 斋坛 текстов, напоминают звуки идущих в пустоте даосских святых, также читающих, или поющих молитвы. Как-то так.
«Священное вино» 仙酝 – буквально «вино святых-бессмертных», это хорошее вино, настоянное на 100 видах цветов (по другой версии – на хризантемах), дарующее долголетие. Стало также синонимом просто очень хорошего вина.
Вообще 3 и 4 строки связаны с преданием, изложенным в «Тай пин гуан цзи» 太平广记 (цзюань 61 «2 девы из [гор] Тяньтай» 天台二女). Там некие Лю Чэнь 刘晨 и Жуань Чжао 阮肇 отправились в горы Тяньтайшань 天台山, собирать целебные травы, где встретили 2-х девиц, которые пригласили их в свой дом, где угощали вином и кашей из семян кунжута 胡麻饭. Друзья задержались (в сборнике тот же глагол 留, что и в стихе) в горах на полгода, но по возвращению домой, узнали, что сменилось 10 поколений.

唐 Тан

王昌龄《谒焦炼师》

中峰青苔壁,
一点云生时。
岂意石堂里,
得逢焦炼师。
炉香净琴案,
松影闲瑶墀。
拜受长年药,
翩翻西海期。

Посетил ляньши Цзяо

Среди пиков –
стена подо мхом зеленым,
в это время
облако вдруг появилось.

Разве знал,
что в этом «каменном зале»
будет встреча
с почтенной наставницей Цзяо?

Аромат курильниц
очищает столик для циня,
тени сосен
лежат на нефрите террасы.

Приняв с почтением
«снадобье долгой жизни»,
летаю-парю
над самым Западным морем.

ляньши Цзяо – ляньши 炼师 — 品德高尚、修行精深的道士 (汉语大词典) «достигший совершенства даос» (БКРС). То, что Цзяо не 道士, а 女道士, Ли Юньи выводит из стиха Ли Бо 赠嵩山焦炼师诗, не буду сейчас углубляться.
«каменный зал» 石堂 – не очень понятно, словари такого слова не знают, Ли Юньи кратко комментирует: 石室, а это слово имеет много значений, оставил буквальный перевод, взяв в кавычки.
«снадобье долгой жизни» — надо полагать знаменитая «пилюля долголетия», которую стремились тем, или иным способом изготовить даосы.
Западное море 西海 – одно из 4-х морей, по преданию, омывающих Срединное государство.

唐 Тан

韋莊 《章臺夜思》

清瑟怨遙夜
繞絃風雨哀
孤燈聞楚角
殘月下章臺
芳草已雲暮
故人殊未來
鄉書不可寄
秋雁又南迴

Вэй Чжуан
Ночные мысли у башни Чжан

«Чистых гуслей»
жалобы в долгой ночи,
Вторят струны
скорби ветра с дождем.

Одинокий светильник,
слышен печальный рог.
Заходящий месяц
опустился за башню Чжан.

Ароматные травы
скрыла вечерняя мгла,
Старый друг
видно теперь не придет.

Письмо домой
отправить никак не могу,
Осенние гуси
уже вернулись на юг.

 

 

唐 Тан

温庭筠《早秋山居 》

山近觉寒早,
草堂霜气晴。
树凋窗有日,
池满水无声。
果落见猿过,
叶干闻鹿行。
素琴机虑静,
空伴夜泉清。

Вэнь Тинъюнь
Ранней осенью живу в уединении

Близость гор
ощущаю холодным утром,
в жилище отшельника
воздух морозный ясен.

Деревья опали,
в окно светит солнце,
пруд заполнен,
журчанья воды не слышно.

Плод упал,
вижу, прыгнула обезьяна.
Листья засохли,
слышу, проходят олени.

Под звуки циня
мысли текут спокойно,
им вторит высоко
ночного ручья чистота.

唐 Тан

岑参 《戏问花门酒家翁》

老人七十仍沽酒,
千壶百瓮花门口。
道傍榆荚仍似钱,
摘来沽酒君肯否。

Цэнь Шэнь
Шутливо спрашиваю старика,
торгующего вином на постоялом дворе «Хуамэнь»

Этот старец в семьдесят лет
до сих пор продает вино.
Чайников тысячи, сотни кувшинов
в «Хуамэне» выставил он.

Рядом с дорогой — вязов плоды,
словно связки монет.
Наберу их, приду покупать вино,
господин продаст, или нет?

唐 Тан

王昌龄 《斋心》

女萝覆石壁,
溪水幽朦胧。
紫葛蔓黄花,
娟娟寒露中。
朝饮花上露,
夜卧松下风。
云英化为水,
光采与我同。
日月荡精魄,
寥寥天宇空。

Ван Чанлин
Очищаю дух-сердце

Лишайника нити
спрятали камни стен,
горный ручей
скрыт неясною тьмой,

лозы глициний
и желтизна хризантем
изящны, красивы,
покрыты холодной росой.

На восходе я пью
с цветов долголетья росу,
как стемнеет, лежу
на ветерке под сосной,

Слюда, превращаясь,
становится чистой водой,
и вот — яркий свет
соединился со мной.

Солнце с луной
очистят мне духа природу…
Ширь и простор
в пустоте поднебесного свода.