宋 Сун

姜夔《霓裳中序第一•亭皋》

姜夔 (1155 – 1221)

《霓裳中序第一•亭皋正望極》

丙午歲,留長沙,登祝融,因得其祠神之曲,曰《黃帝鹽》、《蘇合香》;
又於樂工故書中得《商調·霓裳曲》十八闋,皆虛譜無辭。
按沈氏(括)《樂律》(《夢溪筆談》),《霓裳》“道調”,此乃“商調”。
樂天詩(白居易《霓裳羽衣歌曲》)雲:“散序六闋”,此特兩闋,未知孰是?
然音節閑雅,不類今曲。予不暇盡作,作“中序”一闋,傳於世。
予方羈游,感此古音,不自知其辭之怨抑也。

亭皋正望極,亂落江蓮歸未得。多病卻無氣力,況紈扇漸疏,羅衣初索。
流光過隙,嘆杏梁、雙燕如客。
人何在?一帘淡月,仿佛照顏色。幽寂,亂蛩吟壁,動庾信、清愁似織。
沉思年少浪跡,笛里關山,柳下坊陌。墜紅無信息,漫暗水、涓涓溜碧。
飄零久,而今何意,醉臥酒壚側。

ЦЗЯН КУЙ (1155 – 1221)

НА МОТИВ «НИШАН ЧЖУНСЮЙ ДИ-И»

В год под знаками бин-у, задержавшись в Чанша, поднимался на пик Чжужуна – божества стихии Огня, и нашёл там песни, исполнявшиеся при принесении жертв духам гор, такие как «Хуан-ди янь» и «Сухэ сянь»; также в старых книгах нашёл восемнадцать песен, написанных в ладу шан, «Нишан цюй», которые были записаны прежними музыкантами. Во всех этих песнях были только ноты, но не было слов. Согласно «Законам музыки» господина Шэнь Ко, мелодии «Нишан» и «Даодяо» также исполнялись в ладу шан. В стихах Лэ-тяня «Нишан юйи гэцюй» сказано: «Зачин к шести строфам». Относится ли это к тем двум, которые я нашёл, не знаю, однако, звуки их спокойные и красивые, не чета нынешним песням. У меня не было времени, чтобы сочинить стихи на все мелодии, сочинил только одну «Чжун-сюй», чтобы передать её потомкам. Сейчас я – бродяга, скитающийся по свету, и прочувствовав эти старые мелодии, сам не зная, почему ощутил обиду и уныние.
 
С башни у реки гляжу сейчас вдаль, докуда достану взглядом –
С лотосов падают лепестки в беспорядке –
А мне всё нету возврата.
Много недугов,
Нет ни духа, ни сил,
К тому же,
Шёлковый веер становится редко нужен,
И тонкий халат
Скоро уж надо менять:
Быстротечно время,
Как блики на воде, мелькнувшие за щелью.
Печалюсь о том, что под балкой из абрикоса
Пара ласточек – словно гости…

А она́, где сейчас?
Сквозь полог светит бледная луна,
Как будто озаряет цвет её лица.

Одиноко и тихо…
Со стены раздаётся стрёкот сверчков беспрерывный –
Волнует меня, как когда-то Юй Синя,
Словно плетут эти звуки печаль и унынье.

В думах глубоких,
Что с малых лет ношусь по волна́м,
Что меж гор и застав слушал флейты напевы.
Что бродил под ивами по кварталам и межам,
Что потерян алый цветок, и нет от неё известий.

Разлились повсюду тёмные воды –
Струится-струится, течёт бирюза.
Беден-несчастен уже давно я,
И ныне,
Что за причина
Мне валяться пьяным
Возле лавки винной…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.
 
Быстротечно время, как блики на воде, мелькнувшие за щелью – аллюзия на пассаж из «Чжуан-цзы» 《庄子 •知北遊》: 『人生天地之間,若白駒之過郤,忽然而已』 «Живёт человек между небом и землёй, будто белый жеребёнок перепрыгивает расщелину: мгновенье – и нет его». (Перевод мой. – В.С.) («Чжуан-цзы», гл. «Странствие знания на Север»). «Белый жеребёнок» может иносказательно означать «блики солнца», тогда перевод будет выглядеть так: «Живёт человек между небом и землёй, будто блик солнца  мелькнулза щелью: мгновенье – и нет его».
Юй Синь (513-581) – китайский поэт и чиновник времён династий Лян (502 – 556) и Северная Чжоу (557 – 581).
А она́, где сейчас? – имеется ввиду любимая девушка.
Что меж гор и застав слушал флейты напевы – зд. иносказательно: скитался по свету.
Что бродил под ивами по кварталам и межам – т.е., предавался разгулу.

姜夔《霓裳中序第一•亭皋》: Один комментарий

  1. Имеется перевод Сергея Торопцева:

    姜夔 (1155 – 1221)

    《霓裳中序第一•亭皋正望極》

    丙午歲,留長沙,登祝融,因得其祠神之曲,曰《黃帝鹽》、《蘇合香》;又於樂工故書中得《商調·霓裳曲》十八闋,皆虛譜無辭。按沈氏(括)《樂律》(《夢溪筆談》),《霓裳》“道調”,此乃“商調”。樂天詩(白居易《霓裳羽衣歌曲》)雲:“散序六闋”,此特兩闋,未知孰是?然音節閑雅,不類今曲。予不暇盡作,作“中序”一闋,傳於世。予方羈游,感此古音,不自知其辭之怨抑也。

    亭皋正望極,亂落江蓮歸未得。多病卻無氣力,況紈扇漸疏,羅衣初索。流光過隙,嘆杏梁、雙燕如客。
    人何在?一帘淡月,仿佛照顏色。幽寂,亂蛩吟壁,動庾信、清愁似織。沉思年少浪跡,笛里關山,柳下坊陌。墜紅無信息,漫暗水、涓涓溜碧。飄零久,而今何意,醉臥酒壚側。

    Необозримо распахнулась даль.

    Мелодия «Нишан чжунсюй ди-и»

    В год бин-у я остановился в Чанша и поднялся на пик духа огня Чжужун. Там-то и прочувствовал мелодии «Хуандиянь» и «Сухэсян», обращенные к духам. […] Странник, я невольно проникся их грустью.

    Необозримо распахнулась даль,
    где пали лотосы, а мне возврата нету.
    Недугов несть числа, я духом пал,
    не нужно мне шелковых опахал,
    пора сменить одежды лета.
    Для жизни мимолетен свет,
    и под стропилами
    залетных ласточек уж нет.
    Так где ж ты, милая?
    На штору лунный луч проник,
    и мнится – это милый лик.

    Трещат сверчки,
    забившись в уголки,
    напомнив мне юйсиневы стихи,
    сплетающие нить тоски.
    О, вы, скитаний давних тени,
    на горных тропах плач свирели
    под ивы сенью.
    Все минуло, все лепестки слетели
    на гладь реки,
    сверкавшей бирюзой.
    Я обездолен,
    чего же ждать мне боле?
    Лежу хмельной, и лишь кувшин со мной.

    (Перевод Сергея Торопцева)

Добавить комментарий