宋 Сун

周邦彥《蘇幕遮•燎沉香》

周邦彥 (1056 – 1121)

《蘇幕遮•燎沉香》

燎沈香,消溽暑。鳥雀呼晴,侵曉窺檐語。
葉上初陽干宿雨,水面清圓,一一風荷舉。
故鄉遙,何日去?家住吳門,久作長安旅。
五月漁郎相憶否?小楫輕舟,夢入芙蓉浦。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «СУМУЧЖЭ»

Све́чи жгу ароматные,
Чтоб влажной жары стало меньше,
А птахи кличут погоду ясную:
На рассвете, заметил – под стрехою щебечут.

На листьях, под солнцем,
Капли дождя ночного начали высыхать,
Чистые, круглые – над водою,
Один за одним, под ветром, лотосы стоят.

Родные места далеко,
Когда́ ещё поеду туда я!
Семья в Умэ́не живёт,
А я уже долго – гостем в «Чанъане».

В пятой луне,
С кем рыбачили вместе,
Обо мне вспоминает иль нет?
С коротким веслом, да в маленькой лодке,
К берегу, лотосами заросшему,
Поплыву я во сне…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.

Умэ́нь – располагался в провинции Цзянсу. Ныне – город Сучжоу.
«Чанъань» – зд. иносказательно: столица. Имеется ввиду столица северной Сун, город Бяньцзин (совр. Кайфэн в провинции Хэнань).
Пятая луна – пятый месяц по лунному календарю.

宋 Сун

周邦彥《少年游•並刀如水》

周邦彥 (1056 – 1121)

《少年游•並刀如水》

並刀如水,吳鹽勝雪,纖指破新橙。
錦幄初溫,獸香不斷,相對坐調笙。
低聲問:向誰行宿?城上已三更。
馬滑霜濃,不如休去,直是少人行!

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ШАОНЯНЬЮ»

Бинчжо́уский нож, как вода, сияет,
У́ская соль – снега белее.
Нежными пальчиками наре́зала
Апельсины свежие.

За пологом парчовым стало теплее,
Курильниц аромат нескончаем,
Друг против друга сели –
На шэне играем.

Спросила меня шёпотом: «К кому пойдёшь ночевать?
Ведь над стеной городской третью стражу отбили уже.
Конь поскользнётся – иней густой, не лучше ль не уезжать?
Поистине, мало людей по улицам ходит теперь!»

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.

Бинчжо́уский нож – по названию округа Бинчжоу (современного города Тайюань в провинции Шаньси). Отличался необычайной остротой и блеском.
У́ская соль – соль из южно-китайского княжества У, очень мелкая и очень белая.
Шэн – язычковый музыкальный инструмент, губной органчик.
Третья стража – время с 11 часов вечера до 1 часа ночи.

宋 Сун

周邦彥《氐州第一•波洛寒》

周邦彥 (1056 – 1121)

《氐州第一•波洛寒汀》

秋景

波落寒汀,村渡向晚,遙看數點帆小。亂葉翻鴉,驚風破雁,天角孤雲縹緲。
官柳蕭疏,甚尚挂、微微殘照?景物關情,川途換目,頓來催老。
漸解狂朋歡意少,奈猶被、絲牽情繞。座上琴心,機中錦字,覺最縈懷抱。
也知人、懸望久,薔薇謝,歸來一笑。欲夢高唐,未成眠、霜空已曉。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ДИЧЖОУ ДИИ»

ОСЕНЬ

Волны затихли… Холодная отмель…
На переправу, рядом с деревней,
Опускается вечер.
Вдаль гляжу, вижу несколько точек
Парусов редких.

Листья кружа́т в беспорядке, словно воронья стая,
Вспугнутый ветром, гусей караван распался.
Где-то, на самом краю небесном,
Одинокая тучка виднеется смутно-неясно.

На ивах, рядом с управой, листва поредела,
Висит ещё кое-где
В лучах заходящего солнца, последних.
Всё вокруг будит чувства в душе:
Доро́ги и реки мелькают перед глазами –
И к старости незаметно меня толкают…

Понимать начинаю:
Радости от безумств с друзьями
Становится мало.
Что поделать!
Неотвязные мысли сковали,
Чувства опутали сердце.
«Сяду, заиграю на цине,
В звуках передавая
Своё настроенье».

«На ткацком станке были вытканы
Парчовые письмена» –
Открыл я в них чувства самые нежные.
Знаю, что и она,
С тревогою в сердце,
Смотрит подолгу вдаль.

Вот, когда
Роз лепестки облетят,
Вернусь – и она
Улыбнётся опять.

Так хочу я во сне увидать
Горы высокие Тан –
Да сон не идёт никак,
А в небе заиндевелом
Стало уже рассветать…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.

«Сяду, заиграю на цине, в звуках передавая своё настроенье» – аллюзия на «Жизнеописание Сыма Сянжу», где говорится о том, что поэт, зная, что его возлюбленная Чжо Вэнь-цзюнь любит слушать игру на цине, исполнял для неё различные мелодии. Иносказательно о любовных чувствах.
Парчовые письмена – иносказательно о нежном письме жены. По эпизоду из «Истории династии Цзинь», в котором говорится о жене Доу Тао, госпоже Су, которая, узнав о том, что мужа ссылают в Зыбучие пески (пустыню Гоби), выткала стихотворный палиндром, состоявший из 840 иероглифов, в котором изливала свои чувства.
Горы высокие Тан – аллюзия на одноимённую оду Сун Юя. Зд. намёк на любовное свидание.

宋 Сун

周邦彥《尉遲杯•隋堤路》

周邦彥 (1056 – 1121)

《尉遲杯•隋堤路》

離恨

隋堤路。漸日晚、密靄生深樹。陰陰淡月籠沙,還宿河橋深處。
無情畫舸,都不管、煙波隔前浦。等行人、醉擁重衾,載將離恨歸去。
因思舊客京華,長偎傍疏林,小檻歡聚。冶葉倡條俱相識,仍慣見、珠歌翠舞。
如今向、漁村水驛,夜如歲、焚香獨自語。有何人、念我無聊,夢魂凝想鴛侶。

ЧЖОУ БАН-ЯНЬ (1056 – 1121)

НА МОТИВ «ЮЙЧИ БЭЙ»

ГОРЕЧЬ РАЗЛУКИ

На дороге вдоль суйской дамбы
День вечереет, мало-помалу,
Рождается дымка густая в гуще деревьев.
Свет бледной луны, тусклый-тусклый,
Накрывает берег песчаный – я снова ночую
У моста́ через реку, в укромном месте.

Равнодушна узорная лодка –
Всё равно ей,
Что волны в тумане разделяют меня и берег дальний.
Вот если бы подожда́ла,
Когда путник, захмелевший,
Закутается в двойное одеяло,
Да погрузила бы горечь разлуки, и вернула её обратно…

И вспомнил, как прежде гостил в столице цветущей,
Как часто гулял возле дальней рощи,
Как в маленьком палисаде веселились, встречаясь:
«Пышные ветви, прелестные листья» – все́ были со мной знакомы,
И привычно мне было видеть их изумрудные танцы,
И жемчужные песни их слышал я не однажды…

А ныне,
В деревушке рыбачьей, у реки, на дворе постоялом,
Ночь тянется, словно год,
Ароматные све́чи зажигаю,
В одиночестве говорю сам с собой:
Е́сть ли хоть один человек на земле,
Кто вспомнил бы обо мне,
Утратившем радость?
А душа и во сне
Всё об «уточке-мандаринке» мечтает…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2018.

Суйская дамба – насыпь вдоль канала, прорытого во времена суйского императора Ян-ди (569 – 618).
Путник – зд. автор о себе.
«Пышные ветви, прелестные листья» – иносказательно о певичках.
Изумрудные танцы – быть может, иносказательно о танцовщицах в изумрудно-зелёных платьях?
Всё об «уточке-мандаринке» мечтает – игра слов: уточки-мандаринки – это уточки-неразлучники, всё время держатся парой. Герой стихотворения тоже мечтает о своей «уточке».