宋 Сун

歐陽修 《木蘭花》

歐陽修 (1007 – 1072)

《木蘭花•別后不知君遠近》

別后不知君遠近,觸目淒涼多少悶。
漸行漸遠漸無書,水闊魚沉何處問?
夜深風竹敲秋韻,萬葉千聲皆是恨。
故攲單枕夢中尋,夢又不成燈又燼。

ОУЯН СЮ (1007 – 1072)

НА МОТИВ «ЦВЕТЫ МАГНОЛИИ»

После разлуки, не знаю, где ты – близко иль далеко,
Куда ни взгляну – всюду пусто, безмолвно и та́к тоскливо!
Ты всё идёшь, ты всё дальше идёшь, но не пишешь письмо:
В водах безбрежных спряталась рыбка – кого теперь расспросить мне?

Ночью глубокой в бамбуковой роще – лишь шорох осеннего ветра,
В тысячах листьев тысячи звуков – во всех лишь обида одна.
Склонилась я к одинокой подушке – во сне найти тебя хотела,
Но и сон не идёт, и в светильнике масло – всё выгорело дотла.

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

В водах безбрежных спряталась рыбка… – рыбка символизирует письмо. – В.С.

© Владимир Самошин, 2017.

宋 Сун

秦觀《桃源憶故人》

秦觀 (1049 – 1100)

《桃源憶故人•玉樓深鎖薄情種》

玉樓深鎖薄情種。清夜悠悠誰共。
羞見枕衾鴛鳳。悶即和衣擁。
無端畫角嚴城動。驚破一番新夢。
窗外月華霜重。聽徹梅花弄。

ЦИНЬ ГУАНЬ (1049 – 1100)

НА МОТИВ «У ПЕРСИКОВОГО ИСТОЧНИКА
ВСПОМИНАЮ СТАРОГО ДРУГА»

На Яшмовый терем гуляка мой навесил крепкий замок,
Тихая ночь всё тянется-длится, с кем он проводит её?
Стыдно взглянуть на подушку и одеяло – вышиты уточки там и луани,
Не раздеваясь, спать я ложусь, вся – в тоске и печали.

Нежданно рог расписной зазвучал со стены городской,
Сон, что едва увидала, он так некстати разбил.
За окнами вижу сиянье луны, да иней густой,
Слышу: мелодию «Зимняя слива», ветер несёт…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

Уточки и луани – символы неразлучных супругов. – В.С.

© Владимир Самошин, 2017.

宋 Сун

秦觀《千秋歲•水邊沙外》

秦觀 (1049 – 1100)

《千秋歲•水邊沙外》

水邊沙外,城郭春寒退。
花影亂,鶯聲碎。
飄零疏酒盞,離別寬衣帶。
人不見,碧雲暮合空相對。

憶昔西池會,鹓鷺同飛蓋。
攜手處,今誰在?
日邊清夢斷,鏡里朱顏改。
春去也,飛紅萬點愁如海。

ЦИНЬ ГУАНЬ (1049 – 1100)

НА МОТИВ ЦЯНЬЦЮСУЙ

С песчаной кромки речной,
Из городских предместий ушёл холодок весенний.
Тени цветов перепутались между собой,
Слух наполнили иволги тонкие трели.

Поник головой… Редко чарку я поднимаю теперь,
После разлуки стал слишком просторным халат.
Нет со мною друзей –
Лазурные тучи да вечер лишь друг на друга глядят.

Помню, как прежде пировали у Западного пруда́:
Жёлтые фениксы, белые цапли разлетелись все, кто куда.
В тех местах, где за руки взявшись, гуляли,
Кто́ нынче ходит гулять?

О днях тех далёких сладкий сон оборвался,
В зеркале вижу, что румянец лица уж поблек.
Уходит весна,
Мириады цветов облетают – и море печали в душе…

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

Западный пруд – в древности располагался на территории нынешнего Наньцзина. – В.С.
Жёлтые фениксы, белые цапли – зд. иносказательно о чиновниках, друзьях Цинь Гуаня. – В.С.

© Владимир Самошин, 2017.