宋 Сун

蘇軾《水調歌頭》

蘇軾 (1037 – 1101)

《水調歌頭•黃州快哉亭贈張偓佺》

落日繡帘卷,亭下水連空。
知君為我新作,窗戶濕青紅。
長記平山堂上,欹枕江南煙雨,杳杳沒孤鴻。
認得醉翁語:「山色有無中」。
一千頃,都鏡淨,倒碧峰。忽然浪起,掀舞一葉白頭翁。
堪笑蘭台公子,未解庄生天籟,剛道有雌雄。
一點浩然氣,千里快哉風。

СУ ШИ (1037 – 1101)

НА МОТИВ ШУЙДЯОГЭТОУ

В БЕСЕДКЕ БУРНОЙ РАДОСТИ, ЧТО В ХУАНЧЖОУ,
ПРЕПОДНОШУ ЧЖАНУ ВО-ЦЮАНЮ

Солнце садится, поднимаю узорную занавеску,
Там, за беседкой река, будто сливается с небом.
Знаю, что вы здесь всё для меня обновили,
Окна и двери покрасили красным и синим.

Помню давно, в приделе Пиншаньского храма,
Склонившись к подушке, глядел на Цзяннань в пелене дождя,
На то, как вдали одинокий лебедь растаял.
И вспомнились мне Захмелевшего Старца слова:
«Горы вдали, то виднеются, то исчезают».

Кругом – на тысячу цинов
Всюду чистое зеркало воды,
Отражаются в нём лазурные перевёрнутые горные хребты.
Вдруг волна поднялась – от листика-лодки со старцем седым.

А этот смешной господин из Башни Орхидейной,
Не понял он го́лоса неба, о чём говорил Чжуан-цзы,
Упорно твердя, что ветер бывает мужской и женский.
А он, лишь дохнёт неудержимо –
На тысячу ли уж слышно приятного ветра дыханье!

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2017.

Захмелевший Старец – имеется ввиду Оуян Сю (1007 – 1072).
Цин — мера площади, ок. 7 га.
Господин из Башни Орихидейной – т.е., Сун Юй (290? – 222?).

Имеется перевод Игоря Голубева (см. Су Дун-по. Стихи, мелодии, поэмы. М., ИХЛ, 1975).

«УХОДИТ СОЛНЦЕ НА ЗАКАТ, СОБРАВ С НЕБЕС ШЕЛКА…»
В павильоне внезапного ветра дарю Чжан Уо-шуаню.

Уходит солнце на закат, собрав с небес
шелка,
За павильоном не понять — где небо,
где река.

Вы мне построили жилье, чтобы в окно
вливалась
Прозрачность – синь и алость.

Я помню тот пиншаньский дом.
Дремал я на подушке в нем. Цзяннань
окутан был дождем.
За тьмою-мглою лебедь плыл – пропал
потом…

Однажды за вином Старик сказал,
как помню я,
Что на закате вид горы — то миг небытия.

Тысячи цинов шири
В этом зеркальном мире,
Гора – лазоревый пик.
И вдруг – разыгрались волны и пляшут,
А лодка их бороздит и пашет,
В лодке – седой старик.

Смешон Сун Юй, не распознав, хоть он
ученым слыл,
Какую «музыку небес» мудрец Чжуан
открыл.

Еще смешней «закон» такой,
Что ветер – «женский» и «мужской».

А есть одно: то – все и вся объемлющий
простор,
Что лишь стремительным ветрам
Подвластен до сих пор!

(Мелодия «Шуйдяогэтоу»)

Добавить комментарий