宋 Сун

姜夔《湘月•五湖舊約》

姜夔 (1155 – 1221)

《湘月•五湖舊約》

長溪楊聲伯典長沙楫棹,居瀕湘江,窗間所見,如燕公、郭熙畫圖,臥起幽適。
丙午七月既望,聲伯約予與趙景魯、景望、蕭和父、裕父、時父、恭父,大舟浮湘,
放乎中流,山水空寒,煙月交映,淒然其為秋也。坐客皆小冠綀服,或彈琴,或浩歌,
或自酌,或援筆搜句。予度此曲,即念奴嬌之鬲指聲也,於雙調中吹之。
鬲指亦謂之“過腔” ,見晁無咎集。凡能吹竹者,便能過腔也。
 
五湖舊約,問經年底事,長負清景?暝入西山,漸喚我,一葉夷猶乘興。
倦網都收,歸禽時度,月上汀洲冷。中流容與,畫橈不點清鏡。
誰解喚起湘靈,煙鬟霧鬢,理哀弦鴻陣。玉麈談玄,嘆坐客、多少風流名勝。
暗柳蕭蕭,飛星冉冉,夜久知秋信。鱸魚應好,舊家樂事誰省。

ЦЗЯН КУЙ (1155 – 1221)

НА МОТИВ «СЯН ЮЭ»

Чансийский Ян Шэн-бо заведовал в Чанша вёслами и лодками, дом его стоял на самом берегу реки Сянцзян, и потому то, что можно было видеть из окон, было похоже на живописные свитки господ Яней и Го Си, так что он, можно сказать, ложился и вставал в чудесном месте. В седьмом месяце года под знаками бин-у, в день наступившего полнолуния, Шэн-бо условился со мной, Чжао Цзин-лу, Цзин Ваном, а также с почтенными Сяо Хэ, Юй-фу, Ши-фу и Гун-фу, вместе отправиться на большой лодке по реке Сян. Мы плыли по самой середине реки, горы были пустынны, а вода холодна, туманная луна освещала всё вокруг – поистине, печальная картина осени. У некоторых из тех, кто плыл на лодке, на голове были маленькие шапки, некоторые были одеты в грубую одежду. Кто-то играл на цине, кто-то распевал песни, кто-то наливал сам себе вина, а кто-то, взяв кисть, подбирал подходящие фразы для стихов. А я сочинил эту песню, по звучанию отличающуюся от «Няньну цзяо», и в тональности «шуан-дяо» напевал её. Это отличие называют также «перейти от одной мелодии к другой». Она встречается в сборнике Чао У-цзю, все, кто умеет играть на бамбуковых флейтах, смогут исполнить её.

Пять озёр посетить давно я собирался,
Не знаю, почему так много лет
Обманывал прекрасные пейзажи?
А ныне, когда темнело на западе от горных кряжей,
Меня позвали,
На лодочке свободно-беззаботно под настроенье покататься.
Уставшие рыбаки уже собрали все свои сети,
И птицы вернулись к гнёздам, чувствуя время –
Луна над отмелью холодной уж восходит.
Посреди реки чувствовалось легко и свободно,
Не касалось чистого зеркала воды
Весло узорное.

«Кто сможет вызвать дух тех дев реки Сянцзя́н,
С власами, словно в дымке иль тумане,
Которые, настроив на печаль,
На струнах здесь играли,
Так скорбно, будто лебеди кричали?» –
Так гости, держа в руках мухогонки,
Вели о сокровенном разговоры,
Вздыхая изредка,
А среди них ведь было много
Людей, не связанных условностями света,
С изысканными вкусами людей!
Меж тем,
В потемневших ивах – ся́о-ся́о – ветер зашумел,
Летящие звёзды быстро-быстро падали с неба –
Ночь давно уже поняла, что это –
Осени приметы…
Сейчас бы окуньков поесть, вот было б славно –
От радостей старого дома, кто́ сможет отказаться!

Перевёл с китайского Владимир Самошин.

© Владимир Самошин, 2019.

Чансийский Ян Шэн-бо – друг Цзян Куя. Чанси – название уезда в провинции Чжэцзян.
Свитки господ Яней и Го Си – т.е., живописные свитки художников Янь Вэнь-гуя (967 – 1044), Янь Су (961 – 1040) и Го Си (ок. 1020 – ок. 1090), искусных в изображении гор и вод.
Чжао Цзин-лу, Цзин Ван… – сыновья и племянники Су Дэ-цзао, а также братья жены Цзян Куя.
Чао У-цзю – т.е., Чао Бу-чжи (1053 – 1110), был искусен в каллиграфии и живописи.
Пять озёр – имеется ввиду район Великих озёр в провинции Цзянсу.
Духи дев реки Сянцзя́н – духи жён легендарного императора Шуня, которые покончили с собой, бросившись в волны реки Сянцзян.
Ся́о-ся́о – звукоподражание шуму ветра. 

姜夔《湘月•五湖舊約》: Один комментарий

  1. Имеется перевод Сергея Торопцева:

    姜夔 (1155 – 1221)

    《八歸•芳蓮墜粉》

    湘中送胡德華

    芳蓮墜粉,疏桐吹綠,庭院暗雨乍歇。
    無端抱影銷魂處,還見篠牆螢暗,蘚階蛩切。
    送客重尋西去路,問水面琵琶誰撥?
    最可惜、一片江山,總付與啼鴂。
    長恨相從未款,而今何事,又對西風離別?
    渚寒煙淡,棹移人遠,飄渺行舟如葉。
    想文君望久,倚竹愁生步羅襪。
    歸來后,翠尊雙飲,下了珠帘,玲瓏閑看月。

    В Сян проводил Ху Дэхуа

    Мелодия «Ба гуй»

    Духмяный лотос пал, и с ветки
    платан листок роняет редкий,
    дождь моросящий стих под вечерок.
    Вдруг пригрустнулось что-то, светлячки
    из тьмы мигают мне сквозь бамбучки,
    во мху ступеней щелкает сверчок.
    Гость мой сокрылся в западную даль.
    Кто ж музицирует тебе на лютне?
    Усугубив печаль,
    там, на вершине смутной,
    кукушка голосила бесприютно.

    Так грустно, что недолги наши встречи!
    Ах, для чего же ветер
    опять нас лепестками разметал?
    Туманы на воду осели,
    челнок уходит вдаль,
    как жухлый лист осенний.
    Твоя Вэньцзюнь выходит за порог,
    в бамбуки, и чулок совсем промок.
    Вот ты вернешься, вместе
    отведав доброго вина,
    под звень хрустальных штор окна,
    до света налюбуетесь на месяц.

    (Перевод Сергея Торопцева)

Добавить комментарий